Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Юрий Зафесов, Россети: «Минимизация рисков обеспечивает безаварийную и бесперебойную работу энергетической системы»

Юрий Зафесов, Россети: «Минимизация рисков обеспечивает безаварийную и бесперебойную работу энергетической системы» 30.08.2019

Юрий Зафесов, директор департамента закупок «Россетей» и спикер Третьей конференции «Управление закупками», рассказал CFO Russia о контрольных мероприятиях и минимизации рисков при осуществлении закупочной деятельности в его компании.

Каковы основные риски в закупочной деятельности?

На мой взгляд, количество и уровень рисков, реализовываемые в закупочной деятельности, разные для всех заказчиков, которые регулируются законом о закупках 223-ФЗ.

Основные риски, которые я могу выделить:

  • риски нарушения действующего законодательства, в том числе неисполнение его в полном объеме: закупочное законодательство, антимонопольное законодательство, и, что в нашем случае принципиально важно – риски нарушения законодательства об электроэнергетике;
  • риски нарушения обязательств заказчика, в нашем случае – риски неисполнения инвестиционных и ремонтных программ: неисполнение нами обязательств перед заявителями, неосуществление технологического присоединения, не обеспечение бесперебойной и безопасной работы сети и так далее;
  • риски привлечения заказчика и его должностных лиц к ответственности: дисциплинарной, трудовой, административной и, в зависимости от ситуации, даже уголовной.

С помощью каких методов и инструментов в «Россетях» минимизируют данные риски?

В рамках построения системы внутреннего контроля в компании провели большую многоэтапную работу по описанию всех бизнес-процессов, в том числе описали процесс закупочной деятельности. Мы указали исполнителей, контролеров, а также точки возникновения рисков и контрольные процедуры, которые направлены на их недопущение, уровни и степени автоматизации процедур. Надо сказать, что по итогам формирования таких регламентов многие подразделения выявили недостатки в процессах, а также сформировали и реализовали планы корректирующих мероприятий.

Следующий шаг после регламентации – выстраивание контрольных процедур и их реализация. В рамках группы компаний при помощи автоматизированных систем мы разработали индикаторы рисков и провели их тестирование. Планируем распространять эту практику на всю группу компаний.

Еще один важный элемент предотвращения угроз – механизм рассмотрения обращений и жалоб участников закупочных процедур на центральные закупочные комиссии общества и его дочерних компаний. При рассмотрении жалобы мы имеем ситуацию уже реализованного риска, но эта практика позволяет нам выявить наши недоработки, которые необходимо скорректировать и исключить повторение негативных ситуаций в будущем.

С какими сложностями сталкивается компания при минимизации рисков в закупках?

Для нас главный риск – выбор неквалифицированного поставщика, который не исполняет или ненадлежащим образом исполняет договор, заключенный по результатам закупки. Минимизация данного риска – один из самых сложных вопросов в текущей ситуации.

Так, в рамках правоприменительной практики контролирующих органов основным посылом становится создание условий допуска к участию в закупках максимального количества участников рынка. Наличие или отсутствие опыта, ресурсов, квалификации, по мнению регуляторов и контролеров – не основание для отклонения участников от участия в закупке. Они считают, что заказчик может рассмотреть и оценить эти моменты на втором этапе и сопоставить предложения участников. Тогда как цель заказчика – допустить к участию квалифицированных подрядчиков и поставщиков. Наличие законного права выполнить работы – не означает реальную возможность их выполнить.

В итоге мы сталкиваемся с ситуацией, когда вынуждены выбирать более дорогое ценовое предложение или рисковать возможностью надлежащего исполнения договора, что в подавляющем большинстве случаев не приемлемо. От таких условий страдают и добросовестные участники рынка. Они вынуждены конкурировать с фирмами «однодневками», у которых нет ни ресурсов, ни опыта, ни квалификации. Решение вопроса зависит не столько от нас, сколько от регулятора и мы пытаемся выстраивать с ним диалог.

Также важная тема для нас – экономические издержки, которые формируются в связи с установлением порядка проведения спецторгов. Фактически в них запрещена переторжка. Исключение составляют конкурсы. При этом если раньше мы применяли процедуру аукциона, то теперь это однократная подача дополнительных ценовых предложений со стороны участников закупок. Это также непривлекательно и для участников закупок – они лишились действенного механизма для реальной конкурентной борьбы и победы в закупке.

Какой эффект получает компания от минимизации рисков в закупочной деятельности?

Главная задача коммерческих компаний группы «Россети» на рынке – обеспечить безопасную и бесперебойную работу энергосистемы страны. Следовательно, для нас важен не сам процесс закупки, а ее результат – выбор квалифицированного исполнителя по договору. Нам нужно закрыть свою потребность в товарах, работе и услугах нужного качества, в определенный срок и на допустимых для нас финансовых условиях. На данном этапе могут реализоваться риски, которые помешают нам достичь такого результата.

Например, мы допустили нарушения и нас привлекли к ответственности. Или из-за допущенных ошибок в техзадании участники не приходят на закупки. Это отражается на нашей операционной деятельности, затягивает сроки исполнения нами обязательств перед потребителями электроэнергии, или, что еще существеннее – возникают аварийные ситуации из-за несвоевременного выполнения ремонтных работ. Другими словами, для нас главный эффект от минимизации рисков в закупочной деятельности – обеспечение безаварийной и бесперебойной работы энергетической системы.

Задать свои вопросы Юрию Зафесову и узнать больше об опыте «Россетей» вы сможете на Третьей конференции «Управление закупками», которая состоится 5-6 сентября 2019 года в Москве.

Мария Кириченко


Комментарии