Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Богдан Браговский, «АЛРОСА»: «При наличии “цифрового двойника” предприятия и решений IoT можно управлять всеми процессами удаленно»

Богдан Браговский, «АЛРОСА»: «При наличии “цифрового двойника” предприятия и решений IoT можно управлять всеми процессами удаленно» 06.05.2020

Богдан Браговский, руководитель проектов «АЛРОСА» и спикер Пятого форума «Цифровое предприятие», рассказал CFO Russia о цифровизации горнорудных активов и необходимых для этого инструментах.

В чем особенность цифровизации горнорудных активов?

Цифровизация – это общий тренд во всех отраслях бизнеса, и пришел он в промышленный сектор из ИТ и сегмента интернет-коммерции. Но сейчас производство, в том числе и горнодобывающая отрасль, готовы к модернизации и извлечению выгод из процессов цифровизации уже на первых этапах внедрения. Если говорить прямо, цифровизация горнорудных активов – это не просто новое веяние, а необходимое развитие всей отрасли.

Что под собой подразумевает проект «Цифровое производство»? Каковы его цели?

Цифровизация предполагает выполнение сразу нескольких целей компании: оптимизация и автоматизация бизнес-процессов, повышение уровня производственной безопасности, развитие производственной культуры на базе единой платформы цифровых решений, называемой «Цифровое производство». То есть происходит не только цифровизация основных производственных процессов: геологоразведка, добыча руды, переработка, обогащение, сортировка, но связка всех процессов в единую информационную систему, которую чаще называют MDM-системой (Master Data Management – совокупность процессов и инструментов для постоянного управления основными данными компании – прим. ред.).

Какие инструменты необходимы для цифровизации горнорудного производства?

Основные инструменты в отрасли совокупно можно назвать ГГИС – горно-геологические информационные системы. Они включают в себя пул программных продуктов, предназначенных для геологического моделирования на месторождении, проектирования горных работ, планирования (долго- и краткосрочного, от планирования to be месторождения – план развития месторождения до конца его отработки – до суток и смены). Также ГГИС нужны для оптимизация контуров отработки месторождения и цифровизации планирования обогатительной фабрики, разработки так называемых «подсказчиков» для выстраивания эффективного процесса управления обогащением.

Рынок предлагает широкий спектр ГГИС, которые позволяют выполнять один или несколько процессов из тех, что я описал выше. Например, у ГГИС Micromine есть модули как геологического моделирования, так и планирования горных работ. Его довольно удобно применять на месторождениях, которые разрабатываются открытым способом – в карьерах. А ГГИС MineSched от компании Dassault Systemes охватывает весь объем работ по планированию – от стратегического плана отработки месторождения до тактического плана горных работ на декаду/сутки. От компаний-лидеров алмазодобычи также поступает запрос на специфическое ПО – например, компаниям, разрабатывающим вертикальные месторождения (кимберлитовые трубки) необходимо ПО для моделирования систем разработки с обрушением (блоковым или этажным/подэтажным). Здесь можно порекомендовать программные продукты от Dassault Systemes: Geovia GEMS или модуль для моделирования Deswik Caving от компании Deswik . После реализации процессов моделирования все данные должны быть собраны в единой цифровой платформе, внедрение которой ускорит обмен данными между всеми производственными переделами.

С какими трудностями приходится сталкиваться, реализуя цифровизацию в вашей отрасли, и как с ними справляться?

На старте работ мы с коллегами проанализировали, какой процент проектов проходит удачно, и были неприятно поражены: по данным The Standich Group Chaos Reports, примерно 6 из 10 ИТ-проектов не реализуются в срок в полном объеме, а усредненные потери при срыве сроков проекта достигают 170%. И это общемировая тенденция, в некоторых регионах цифры могут быть выше, особенно в цифровизации производства, поскольку, подчеркну – многие отрасли находятся только в начале пути своего становления в Индустрии 4.0. Поэтому, на мой взгляд, при реализации проектов цифровой трансформации важно помнить, что ключевое слово в данном словосочетании – трансформация, то есть изменение процессов деятельности и создание новой корпоративной цифровой культуры.

Основные механизмы, которые помогают снизить риски и достичь необходимого эффекта:

  • фокус на достижении бизнес-выгод для компании;

  • установление реалистичных целей по срокам и бюджетам проектов с наличием «запаса прочности»;

  • создание опытной разносторонней команды внедрения;

  • прозрачный процесс планирования цифровизации с анализом план/факта проведенных работ.

Какие пути развития цифровизации вы видите в связи со сложившейся общемировой ситуацией всеобщей изоляции?

Тяжелый период для мировой экономики и добывающих компаний позволит подтолкнуть и так стремительно развивающиеся процессы цифровизации. Посудите сами, в какой-то момент офисы всех ведущих мировых компаний стали «оцифровизованы», и все сотрудники, кроме тех, чье присутствие необходимо для обеспечения производства, стали работать в удаленном формате. Данный период можно назвать «тестовым», и он даст возможность ведущим компаниям увидеть все преимущества и возможные недостатки цифровизации процессов управления производством и перевода их в онлайн-сферу. Там менеджеры могут проводить совещания, ставить задачи и контролировать основные технологические процессы, не выходя из дома. Ведь при наличии «цифрового двойника» предприятия и внедренных решений IoT можно управлять всеми процессами удаленно не менее успешно, чем находясь на самом объекте.

Задать свои вопросы Богдану Браговскому и узнать больше об опыте «АЛРОСА» вы сможете на Пятом форуме «Цифровое предприятие», который состоится 23-24 июня 2020 года в Москве.

Мария Кириченко


Комментарии