Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Ольга Беленькая, «Альба Альянс»: «Банки сократили зависимость от внешнего долга»

Ольга Беленькая, «Альба Альянс»: «Банки сократили зависимость от внешнего долга» 19.06.2019

Ольга Беленькая, начальник департамента финансового анализа и экономических исследований «Альба Альянса» и спикер Конференции «Управление банковским казначейством», рассказала CFO Russia о тенденциях развития и основных рисках банковского сектора в условиях санкций.

Как можно оценить текущую экономическую ситуацию в России?

Экономика с трудом восстанавливается после рецессии 2015-2016 годов. Несмотря на формально позитивные итоги 2018 года по росту ВВП и инвестициям, которые стали сюрпризом для многих аналитиков, общая картина выглядит грустно. Экономика стагнирует: рост в 1 квартале 2019 года составил всего 0,5% YoY (Year-over-Year, годовые изменения — прим. ред.). Продолжается спад реальных доходов населения, инвестиционная активность в частном секторе невысока. Официальный прогноз Минэкономразвития по росту ВВП в 2019 году составляет 1,3%. ЦБ РФ прогнозирует в этом году рост экономики на 1-1,5%. Повышение НДС в начале 2019 года неблагоприятно отразилось на экономическом росте. С одной стороны, оно внесло вклад в ускорение инфляции и снижение реальных доходов населения. С другой — стало одним из факторов, который заставил ЦБ перейти к повышению процентных ставок во второй половине 2018 года, что нежелательно в условиях слабого роста экономики.

Как санкции влияют на экономику и финансовый сектор?

Они ограничивают привлечение долгосрочного фондирования для ряда крупнейших государственных компаний и банков. Одно из основных последствий — значительное сокращение корпоративного и банковского внешнего долга. Так, последний уменьшился с 214 млрд долларов в начале 2014 года до 85 млрд долларов на начало 2019 года. Динамика прямых иностранных инвестиций волатильна из года в год. Но в целом годовые объемы существенно снизились: с 69 млрд долларов в 2013 году до 8,8 млрд долларов в 2018 году.

Пока влияние санкций на финансовый сектор сводится в основном к недополученным инвестициям в экономику и повышенным премиям за страновые риски. В случае введения более жестких санкций, таких как запрет иностранцам инвестировать в российский государственный долг, блокировка долларовых расчетов и активов российских банков, — потенциальный ущерб будет гораздо выше. Но пока они находятся только в стадии обсуждения в Конгрессе США. У администрации есть понимание, что такие санкции принесут существенный вред не только российской экономике, но и мировым рынкам, и интересам американского бизнеса.

Есть еще один важный аспект, который обсуждают не так активно, — санкции и контрсанкции в технологическом секторе. Например, США внесли в черный список крупнейшую китайскую компанию Huawei, а Google отказался поддерживать обновление операционной системы на ее устройствах. После этого стало понятно, что и российские банки могут быть уязвимы в вопросах доступа к софту, который разрабатывают крупнейшие западные компании.

Как изменилась ситуация в банковском секторе за последние годы?

Число кредитных организаций сократилось, а концентрация крупнейших банков и банков с государственным участием увеличилась. Одновременно выросла и доля государства в экономике. Такая концентрация может привести к негативным последствиям: сокращение конкуренции, возможное снижение доступности и качества банковских услуг для клиентов, накопление рисков для финансовой системы. Надо отметить, что ЦБ осознает проблемы, которые связаны с увеличением доли банков с государственным участием, и пытается исправить ситуацию. Одновременно есть и положительные сдвиги — технологическая трансформация банковского бизнеса, смещение значительной доли операций в онлайн, формирование платформ для оказания клиентам как банковских, так и небанковских услуг.

Как банки адаптируются к валютным и санкционным рискам? Какие направления бизнеса развиваются наиболее активно?

Банки сократили зависимость от внешнего долга. Есть тенденция к сокращению доли валютного кредитования, особенно для заемщиков-неэкспортеров. Это происходит и за счет ограничительных мер со стороны ЦБ, поскольку в периоды девальвации рубля долг может стать непосильным для заемщика без валютной выручки. Снижение доли валютных депозитов идет медленнее, так как зависит от спроса клиентов на валюту как средство сбережения.

В условиях слабого спроса и дефицита качественных заемщиков среди корпоративных клиентов банки агрессивно наращивают розничное кредитование. Хотя ЦБ предпринимает меры по его охлаждению, темпы его роста составляют около 25% в годовом выражении. Обеспокоенность Центробанка понятна: люди берут кредиты, чтобы компенсировать снижение своих реальных доходов, а это грозит накоплением «плохих» долгов. С октября этого года ЦБ может принять дополнительное регулирование потребительского кредитования в зависимости от долговой нагрузки заемщика. Это правильная, но несколько запоздалая мера.

Стратегически будущее банковского бизнеса видят в продолжении технологических изменений. Некоторые ведущие финансовые организации позиционируют себя не как банки, а как «экосистемы». Это значит, что они предлагают клиенту не только классические банковские продукты, но и персонализированный сервис в разных сферах потребления на основе алгоритмов анализа его профиля и интересов.

Задать свои вопросы Ольге Беленькой вы сможете на Конференции «Управление банковским казначейством», которая состоится 11 июля 2019 года в Москве.

Мария Кириченко


Комментарии