Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

CFO-прогноз: Кира Лапина «Планируем обслуживать новые компании и страны»

CFO-прогноз: Кира Лапина «Планируем обслуживать новые компании и страны» 21.12.2015

Кира Лапина, генеральный директор ООО «Северсталь-Центр Единого Сервиса», поделилась с CFO-Russia планами и прогнозами на следующий год.

Каковы стратегия и планы «Северсталь-ЦЕС» на 2016 год?

У нас большие планы на 2016 год. Мы нацелены развиваться, обслуживать новые компании, новые страны. Считаем себя полностью готовыми к этому вызову. Важно в этот непростой период вовлекать персонал, давать ему шанс вырасти у нас и совместно развивать наш бизнес.

В 2016 году мы хотим выйти на рынки ближайших стран, где можем быть полезны с точки зрения своего опыта: в области консультирования по вопросам построения ОЦО, централизации функций, оптимизации бизнес-процессов. Кроме того — мы готовы предоставить свои услуги в области аутсорсинга управления персоналом, финансового сопровождения.

С какими странами уже сотрудничали и в какие планируете выйти в 2016?

В 2015 году мы реализовали проекты по аутсорсингу в Казахстане, Буркина-Фасо и Гвинее. Для Казахстана сейчас очень актуален вопрос оптимизации, внедрения ERP-систем, поиска новых технологий и практик работы, поэтому этот рынок нам кажется особенно перспективным.

В выборе стран мы себя не ограничиваем. Можем приносить пользу практически везде. Сейчас есть запросы из стран Европы — возможно, будем дальше развиваться и там.

На какие отрасли и направления сделаете ставку в 2016 году?

В нашей стране очень сложно делать ставки на какие-то отрасли. По опыту развития других стран и исходя из текущей экономической ситуации — логично, если государство будет подталкивать госсектор к оптимизации, централизации и аутсорсингу. Нефтяная и газовая отрасли на фоне снижения цен также будут нацелены на дальнейшую оптимизацию бизнес-процессов и стоимости владения функциями.

ЭДО — также часть нашей стратегии, очень перспективное направление. В зарубежных странах доля электронного документооборота в зависимости от законодательства составляет до 90%. Средний показатель в Европе — 60%, в Америке — чуть больше.

Мы начали внедрение ЭДО с материнского предприятия «Северстали» и получили максимальный эффект на документообороте между предприятиями внутри группы. Дальше мы планируем развивать это решение как стандартное, которое принесет дополнительную экономию нашим клиентам.

Как развивается ваш проект по ЭДО в «Северстали»?

Мы закончили часть, посвященную движению документов между предприятиями внутри группы. Это автоматизировало примерно 40% нашего документооборота.

Дальше мы развиваемся в сторону автоматизации обмена документами с поставщиками и клиентами. С покупателями процесс несколько проще — ведь достаточно отправить документы и обеспечить их архивацию, а вот с поставщиками — уже сложнее. Мы делаем комплексный проект — не ограничиваемся получением счетов-фактур, а сразу полностью автоматизируем процесс получения и обработки комплекта документов по сделке. Через оператора связи мы принимаем счет-фактуру, первичные документы, все необходимые к нему приложения и сопутствующие документы, и этот документ автоматически переносится в нашу систему обработки данных. Далее все движение и подписание документов происходит в электронном виде.

Избегаем любого дублирования копий на бумажных носителях, полностью формируем электронный архив и дальше с налоговыми и проверяющими органами взаимодействуем в электронном виде. У нас полностью автоматизированный контроль — когда поступило, кем подписано. Следовательно, мы серьезно разгружаем наше архивное подразделение, которое находится в городах присутствия предприятий, менеджеров по контрактам и их сотрудников. Сейчас еще мало кто работает подобным образом, с полной автоматизацией и с получением первичных документов в электронном виде. Этим наш проект и интересен. Он лучше оптимизирует трудозатраты, но тем он и сложнее.

Какая основная сложность автоматизации работы с поставщиками?

Роуминг. Операторы связи сейчас не заинтересованы в свободном движении документов между ними. Ведь если это произойдет — все будут отправлять у самого дешевого. Тут должна появиться законодательная инициатива, чтобы законодатель строго сказал: должен быть роуминг. Когда ты отправляешь документы через одного оператора, а получает другой. Тогда и тарифы будут нормальные (не по 7–9 рублей за 1 документ), и эффективность обмена повысится, потому что люди не будут зависеть от того, какой у них оператор.

Вызывает опасения и стабильность работы операторов по обмену данными. Мы пока не встретили ни одного оператора, который бы стабильно работал и не имел проблем с отправкой документов клиентам или получением от поставщиков.

Здесь, как мне кажется, также кроется область для развития самих операторов — рассчитать свои мощности и работу каналов. Это один из драйверов формирования рынка. Кто будет лучшим по качеству связи, к тому потянутся клиенты.

У вас 2 направления: работа с внешними клиентами и с материнской компанией «Северсталь». Какое из них приоритетное в 2016 году?

Особенность нашего стиля в том, что нужно делать все и желательно побыстрее. Поэтому мы ни в коем случае не теряем фокуса и остаемся верным партнером бизнесу и той компании, которая явилась нашим основателем. Под внешних клиентов мы формируем отдельные команды, для того, чтобы были сфокусированные люди и выделенные ресурсы.

Какие долгосрочные планы у «Северсталь-ЦЕС»?

В нашем сегменте сложно что-то гарантировать и прогнозировать. Программа минимум — оставаться лидерами в  направлениях, которые мы развиваем, формировать такие практики, которых ни у кого пока не было: в области сферы обслуживания, технологий, управления персоналом. План максимум — конечно, стать лидером рынка.

Как планируете развивать экспертные направления?

На мой взгляд, это хорошая практика, когда услуга формируется от начала до конца, поддерживаются сервисы. Пример — не просто администрирование персонала с точки зрения занесения операций, но и экспертные функции: ответы на запросы, формирование правовой практики. В перспективе хотели бы разрабатывать всё, включая методологию.

Какие у вас прогнозы по ситуации в стране в целом и по вашей отрасли в частности?

Наша отрасль отличается высокой волатильностью (цен, спроса), она буквально «следует за кризисом». Если кризис — сокращается стройка, индустриальные проекты развития — металлургия будет на дне. Как только выбираемся из кризиса — металлургия взлетает, как птица в небо. Сейчас мы чувствуем, что это еще не дно.

Cитуация в нашей отрасли ровная и плохая. Для нашей страны закрываются внешние рынки, никто не хочет покупать дешево из России, все хотят спасти своих национальных производителей. Если Европа начнет покупать дешево из России, национальные производители просто обанкротятся. Так, например, у немецких производителей стали цена в разы выше, чем наша. Тем не менее, Германия закупает сталь внутри.

Вторая проблема — общее падение спроса, недозагрузка мощностей. Даже в Китае мощности простаивают.

У мировых производителей стали маржа и так небольшая, поэтому многие компании и страны вынуждены замораживать заводы либо жить некоторое время себе в убыток, как Китай. А долго себе в убыток не проживешь.

Многое зависит от внешней политики. С каждым месяцем ситуация все интереснее.

Какой совет дадите своим коллегам?

Постоянно совершенствоваться, не ждать, что кто-то придет и о чем-то попросит, искать внутри дополнительные возможности.

Старайтесь искать новые предложения для своего бизнеса, рекомендовать практики, которые бизнес еще не увидел. Ничего страшного, если скажешь глупость, но если ты хотя бы один раз попадешь в цель и принесешь ценность, это будет здорово.

Нина Данилина


ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Комментарии