Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Павел Козлов, «Росатом»: «20 роботов экономят в совокупности более 6000 часов людей»

Павел Козлов, «Росатом»: «20 роботов экономят в совокупности более 6000 часов людей» 08.11.2021

Павел Козлов, первый проректор по корпоративным функциям и развитию Технической Академии «Росатома», спикер Двенадцатой конференции «Повышение эффективности корпоративных бизнес-процессов», поделился с CFO Russia опытом использования альтернативной модели управления стоимостью функций в «Росэнергоатоме», предыдущем месте работы Павла.

Какие 3 инструмента оптимизации функций оказались самыми эффективными в «Росэнергоатоме»?

Первый важный инструмент – анализ реальной нагрузки функций. Их задачи часто передаются в бизнес и производство, то есть в места возникновения затрат. Например, раньше проводки по документам в «Росэнергоатоме» составляли централизованно в договорном отделе. Теперь дали доступ к ERP-системе всем подразделениям, и все сами должны заводить свою «первичку». То есть ранее достаточно было отправить письмо по почте, а сейчас необходим целый набор действий в ERP, которые повышают нагрузку на сотрудников. Поэтому очень важна информация о реальном положении дел.

Дальше встаёт вопрос: «Что делать с этой информацией?» Для начала стоит понять, как организовано управление затратами. На основании этих данных выработать стратегию оптимизации функций.

Когда выбор сделан и понятно, что необходимо оптимизировать, стоит обратить внимание на инструмент роботизации рутинных операций (RPA). Это ключ к снижению рутинной нагрузки в целом и к уменьшению количества делегированных бизнесу функциональных задач в частности. 

Как давно эти инструменты внедрены в «Росэнергоатоме»?  

В концерне мы начали пилот по описанию функций в 2018 году и раз в полтора года проводим актуализацию этого проекта.

RPA начали прорабатывать в 2019 году. В 2020 году появились первые роботы, а сегодня это уже более 20 действующих роботов, которые экономят в совокупности более 6000 часов людей на рутинных операциях. 

С какими сложностями столкнулась ваша компания, внедряя эти инструменты?

Разбираться в функциях сложно. Это долго, потому что снаружи их не описать, а изнутри всегда конфликт интересов: расскажешь честно – сам же пострадаешь. Мы решили вопрос максимально простыми формами для заполненияапример, сколько времени занимает задача, какой у неё продукт и кто ее конечный заказчик) и стандартами совместных обсуждений в формате защиты. Допустим, подразделение говорит: «Занято на 1,5 ПШЕ (производственно-штатная единица – прим. ред.) очень важной функцией. Заказчик – директор по развитию. И ещё двумя функциями на 1 ПШЕ. Заказчик – директор по качеству». Приглашаем на защиту этих заказчиков и спрашиваем: «Вам действительно нужно всё, что делает это подразделение?» В ответ в 90% случаев слышим: «Вообще непонятно, зачем они это делают. Результаты этих занятий никому не нужны». Так и просеиваются действительно важные задачи. Общение необходимо, только так можно увидеть реальную картину в подразделениях. 

При роботизации мы сразу понимали, что берём курс на импортозамещение. Вся отрасль туда движется семимильными шагами. Крайне сложно было подобрать оптимальное решение в рамках этой программы. Хотя к полному импортозамещению мы ещё идём, нам удалось справиться с долгими поисками, собрав свою команду разработчиков. 

Задать свои вопросы Павлу вы можете на Двенадцатой конференции «Повышение эффективности корпоративных бизнес-процессов», которая пройдёт 16-17 ноября в Москве.

Ирина Алексеенко

Комментарии
Скрыть комментарии
Текст сообщения:
Защита от автоматических сообщений
Отправить