Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Олег Базалеев, Crescent Petroleum: «Заметки ESG-начальника: Сбежавший пастырь»

Олег Базалеев, Crescent Petroleum: «Заметки ESG-начальника: Сбежавший пастырь» 18.04.2022

Тут новостные ленты сообщают, что Анатолий Чубайс ушел с поста специального представителя президента России по вопросам устойчивого развития и уехал из страны.

Комментаторы упражняются в остроумии: мол, борец с изменением климата не справился с изменившимся в стране политическим климатом.

То тут, то там вижу отклики людей из сектора КСО / ESG – и им не очень весело. Мол, как к нему ни относись, а Чубайс – это крупная, символическая фигура. И потому, дескать, его уход тоже символичен: на повестке устойчивого развития в стране можно ставить точку.

Мол, игра в «устойчивое развитие» закончена, тушите свет.

Харизматичный непотопляемый госчиновник, чьё имя известно от Камчатки до Калининграда, нежно любимый одними и яростно ненавидимый другими, наверно, больше других подходил на роль эдакого пастыря от устойчивого развития и ESG.

Но повестка устойчивого развития, а уже тем более повестка ESG, — это ни разу не новая религия.

Да, порой нам может показаться по-другому.

  • Концепция устойчивого развития щедро приправлена призывами «надо спасти мир», что притягивает немало людей с мессианскими идеями.
  • Шведскую активистку Грету Тунберг во времена её короткой немыслимой популярности называли «новой Жанной д’Арк» и шептались, что неспроста её имидж на 100% укладывается в архетипичный для мировой культуры образ Damsel in distress, «дамы в беде».
  • А из-за короткой, двухгодовой истории бурного расцвета ESG-повестки в России многие из недавно примкнувших ещё не прошли стадию «восторги неофита» — и относятся к популярной теме чересчур эмоционально.

Но устойчивое развитие и ESG-повестка — это прежде всего прикладные инструменты, чтобы государства и компании достигали новых, ставшими важными практических целей, будь то меньше выбросов, лучше энергоэффективность или больше лояльных клиентов.

И да, (хотя про это говорят меньше) среди возможных целей всегда было и избавление от конкурентов путём жонглирования ESG-факторами, и завоевание торгового превосходства. Своего рода фехтование на ESG-дубинках.

В любом случае, тема «устойчивого развития» и ESG-повестка – это прагматический трек, следование которому приносит вполне конкретные преимущества, а уход с которого влечёт осязаемые издержки.

(Потому, например, не прекращается ручеек «зелёных», климатических и КСО-новостей от российских предприятий в последние пару недель).

Такому треку, может, и не помешают пастыри – но сойдут и просто чиновники, и просто менеджеры.

Надо отдать Анатолию Чубайсу должное: всё время этой своей каденции он был талантливым евангелистом темы устойчивого развития и ESG.

В помощь тому была его по-своему уникальная комбинация либерального мировоззрения, открытости к западным повесткам и опыта крупного госчиновника и аппаратчика. В каком-то смысле он был своим и здесь, и там.

В том числе и благодаря его усилиям тема устойчивого развития прорвалась в выступления первых лиц государства, на первые полосы газет и на пленарные заседания ведущих форумов и конференций.

Уход Анатолия Чубайса, конечно, симптоматичен, потому что российской ESG-повестки в её прежнем виде (всего лишь годовой давности) уже нет.

Какой по содержанию и по форме будет её новый аналог – определят те исторические события, свидетелями и участниками которых мы сейчас являемся.

Олег Базалеев, директор департамента социальных вопросов, Crescent Petroleum  

В следующем материале читайте, нужен ли России собственный, «суверенный» ESG.

Предыдущие материалы:


Комментарии
Скрыть комментарии
Текст сообщения:
Защита от автоматических сообщений
Отправить