Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Налог на долги: почему списанная задолженность стала доходом?

24.04.2017

Весна традиционно заставляет многих вспомнить о налоговой инспекции: кому-то до конца апреля нужно подать декларацию о доходах, других волнуют возможные правительственные налоговые маневры. Но для третьих налоговое законодательство подготовило настоящий сюрприз — налоговики выявили новый вид доходов, который подлежит обложению НДФЛ. Таковым нынче признали списанный организацией долг, будь это задолженность по коммуналке, долги за мобильную связь или проценты по кредиту. Теперь даже если кредитор решил вас простить, списав часть задолженности, государство делать таких шагов не намерено. Мол, раз вас освободили от задолженности, значит, вы получили финансовую выгоду, а она, как известно, облагается подоходным налогом.

Примечательно, что подобные налоговые долги появятся теперь у многих россиян — налоговая инспекция обязывает организации, прощающие долги, незамедлительно сообщать о таких операциях в ФНС. Эта обязанность возникает абсолютно у всех, хоть это банк, хоть оператор сотовой связи, хоть машиностроительный завод. Теперь это норма закона, причем действует она, как оказалось, еще с 2016 года. Карьерист.ру разбирался в ситуации.

Это коснется всех

Поскольку подобного рода сообщения могут шокировать новоявленных налоговых должников, многие телефонные операторы решили предупредить своих абонентов о появлении у них обязанности оплатить НДФЛ. Например, это сделал Ростелеком, опубликовав на своем сайте сообщение для абонентов, предупреждающее их, что все долги по связи, списанные организацией после 1 марта 2016 года, являются доходом абонента, с которого он обязан уплатить подоходный налог. Мол, теперь все эти данные будут незамедлительно передаваться в налоговую службу. Ранее похожую информацию опубликовали на сайте Билайна, организацией процесса информирования клиентов занимаются и в Мегафоне. Как сообщают операторы, до 1 марта текущего года у них, как у налоговых агентов, возникла обязанность сообщать в ФНС все данные о списанных задолженностях, которая была образована в 2013 году и списана в 2016 году.

Свои разъяснения по этому поводу дали и сами налоговики. Там напомнили, что с марта 2016 года в силу вступили изменения НК РФ, по которым долги физического лица, признанные безнадежными, автоматически признаются его экономической выгодой. Датой получения такой выгоды законодательство считает дату списания средств кредитором. Технически получается, что гражданин может получить доход, а, соответственно, и обязанность уплатить налог, сам об этом не зная — определенный в НК механизм позволяет признать долг безнадежным лишь через 3 года после его образования. Согласно п. 2 ст. 266 НК РФ, безнадежный — это долг, по которому истек срок давности или в рамках гражданского законодательства определена невозможность его взыскания, что доказано, например, постановлением судебного пристава. На практике получается, что первыми под такой налог попадут те, чей долг возник в 2013 году и был списан по истечении 3-летнего срока давности.

Логика государства в этой ситуации понятна и неоспорима — при списании у физического лица с юридической точки зрения действительно возникает выгода. Если человек воспользовался услугами, — деньги, за которые он не заплатил, значит, эти деньги можно считать его прибылью, тем более после списания задолженности. Другой вопрос, что существование этих самых денег на практике — аспект достаточно спорный, ведь безнадежная задолженность на то и «безнадежная», что не может быть взыскана по причине отсутствия денег или ликвидного имущества. В контексте этого вполне логично возникает вопрос: если у должника нет средств на оплату задолженности, откуда у него возьмутся средства на оплату государству налога, пусть это и 13% от изначального размера долга?

И одно дело, когда это задолженность по сотовой связи, которая в крайне редких случаях превышает 1 тыс. рублей. Совершенно другой вопрос, когда задолженность списывается кредитной организацией, причем по договоренности с должником, после оплаты части долга — в таком случае сума возникшего вдруг налога может составлять десятки тысяч рублей.

Во всем виноваты схемы

Для юридических лиц такой подход не новость — по налоговому законодательству прощение долга организацией-кредитором уже давно считается прибылью, которая должна найти отражение в бухгалтерских документах. Естественно, что с нее уплачиваются налоги. В принципе, то, что списанный физическому лицу долг, является его доходом и подлежит налогообложению, тоже не новость. Соответствующие информационные письма с подробной трактовкой законодательства ФНС рассылает по своим территориальным отделам еще с 2012 года. Уже тогда налоговики начали поговаривать о необходимости уплаты НДФЛ со списанных долгов. Однако раньше никто не требовал от юридических лиц информирования налоговых органов о таком списании. Теперь, когда такая необходимость принята законодательно, все изменится не в пользу бывших должников. Хотя, для отдельных лиц такая мера воздействия может быть очень даже справедлива.

Например, в последние несколько лет в России получила достаточно широкое распространение сомнительная схема по выдаче юридическим лицом займа в пользу своего руководителя или ряда учредителей. Спустя три года, когда у юр. лица возникали формальные основания для признания долга безнадежным, его признавали таковым и списывали, причем без обращения в суд и применения процедуры принудительного взыскания. По факту, это банальная схема «отмывания» денег, и государство не могло оставить ее без внимания. Очевидно, руководствуясь этой логикой, поправки в налоговое законодательство и прошли в парламенте. Хотя сложно не согласиться с тем, что основная масса должников, которые попадут под налогообложение — это люди, далекие от финансовых махинаций — жизненные ситуации бывают далеко не однозначные.

При этом многие готовы согласиться с тем, что такой шаг — это один из дополнительных рычагов давления на российских должников. Мол, совокупный долг граждан в стране, как пишет «Pravda.ru», к концу прошлого года составил колоссальные 1,3 трлн рублей. Хотя такие оценки серьезно занижены, ведь по данным Fitch, опубликованным в начале 2016 года, одним только банкам россияне должны больше 11 трлн рублей, что, конечно, составляет самый большой сегмент совокупной задолженности. Коммунальные долги, задолженность за услуги связи, страховые и налоговые долги в десятки раз меньше. По данным РБК, например, совокупный размер долга по ЖКХ на конец 2016 года составил 1 трлн рублей, где на физических лиц приходится лишь 270 млрд рублей — основные должники — это юридические лица.

Ну, а кроме всего прочего, отдельного внимания заслуживает вопрос взыскания налоговых выплат с тех должников, долги которых были списаны.

Подоходный налог под вопросом

Очевидно, что списание безнадежных задолженностей, кроме случаев реализации схем, не сиюминутная прихоть главного бухгалтера. В подавляющем большинстве случаев этому предшествует длительный процесс претензионной переписки, после чего предприятие, будь это ЖЭК, микрофинансовая организация или страховая компания, по отработанному годами шаблону обращается в суд, который также занимает не менее 6–8 месяцев (хотя может быть и куда быстрее по мелким долгам). После вынесения решения следует этап принудительного взыскания, где долгами профессионально занимаются уже судебные приставы. И только если они ничего не найдут, а с момента образования долга пройдет минимум 3 года, организация, в силу своих внутренних убеждений и корпоративной политики, может признать этот долг безнадежным. Ключевое здесь — это «может», ведь списание безнадежного долга — это право, а не обязанность юридического лица. И используют они это право куда реже, чем многим бы хотелось. Все логично: кто захочет просто так прощать долг?

Очевидно, финансовые организации не являются лидерами такого «аттракциона благотворительности» — на списание решаются лишь те предприятия предоставления услуг, где долги не превышают 1 тыс. рублей. Это в первую очередь операторы сотовой связи, которые и начали предупреждать своих бывших абонентов о начислении им НДФЛ. Они, как правило, перестают предоставлять услуги, когда задолженность составляет несколько сотен рублей. Причем судебными тяжбами по мелким долгам заниматься не принято — юридическое сопровождение каждой такой задолженности обходится дороже самого долга. Так что если после претензионных писем в сторону должника никакой реакции от него не последовало, долги вполне могут списать.

И тогда проблемы со взысканием возникают уже у налоговиков. Так, им придется администрировать налоговые долги, размер которых составит лишь 13% от размера прощенной задолженности. Они, конечно, вполне могут передать их приставам, но только после начисления пеней и прохождения установленных законом сроков. При этом суммы налоговых платежей, подлежащих уплате, особо не вырастут, в отличие от стоимости их администрирования. При минимальных суммах задолженности особенно напрягаться не будут и приставы, даже если эти долги будут взыскиваться в сторону государства. Учитывая размеры долгов перед мобильными операторами, рентабельность взыскательных мероприятий будет пропадать уже после отправки корреспонденции — она уже может обходиться дороже, чем сама задолженность.

Так что при всей серьезности сложившейся ситуации, едва ли бывшим должникам стоит ожидать проблем с налоговой — это коснется лишь тех, кому были прощены серьезные долги, что для России большая редкость.

Источник: Карьерист.ру


Комментарии