Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Олег Базалеев, Crescent Petroleum: «Заметки ESG-начальника: «”Природность, народность, мудроначалие” как новый ESG?»

Олег Базалеев, Crescent Petroleum: «Заметки ESG-начальника: «”Природность, народность, мудроначалие” как новый ESG?» 25.04.2022

Вполушутку-вполусерьёз (но пока ещё со знаком вопроса) заговорили о том, не нужен ли в России свой собственный, суверенный ESG.

Мысли, что российская ESG-трансформация должна развиваться вне зависимости от политической погоды на международной арене, сегодня популярны, как никогда.

Например, с идеями, как «отвязать» «зелёную трансформацию» от заграничных пертурбаций, выступили в газете «Ведомости» сотрудники Центра устойчивого развития Института ВЭБ.РФ.

С другой стороны, многие профессионалы «трёхбуквенного» сектора в любом случае предрекают неизбежный отход от «канонической» западной ESG. В непростых нынешних условиях какое-то время основной упор будет на социальные программы и социальную защиту. Что обещает «звёздный час» для буквы «S» (Social – Социальный) и не столь радужные перспективы для оставшихся двух букв повестки.

Не надо ли заняться «суверенизацией» ESG? Например, для начала хотя бы дословно переложить иноземные словеса ‘Environment – Social – Governance’ на русский лад?

Если стилистически руководствоваться предыдущими российскими трёхзвенными формулами (самой известной из них, наверное, будет триада «Православие, самодержавие, народность» графа Уварова), то при дословном переводе английской аббревиатуры ESG могло бы получиться что-то вроде «ПРИРОДНОСТЬ – НАРОДНОСТЬ – МУДРОНАЧАЛИЕ».

Но (по крайней мере пока) отнеситесь к такой версии с известной долей юмора.

На мой взгляд, есть три причины, по которым не стоит заниматься «суверенизацией» ESG. И есть одна причина, по которой такое обособление эколого-социально-управленческой повестки всё-таки может стать неизбежным.

ВО-ПЕРВЫХ, повестка ESG объективно полезна и соответствует желанию россиян дышать чистым воздухом, чувствовать социальную защищённость и видеть прозрачность бизнес-процессов и подотчётность начальников. И потому нет смысла по новой изобретать велосипед.

ВО-ВТОРЫХ, все претензии к ESG могут быть сняты или сведены к минимуму при помощи уже имеющихся внутри ESG-повестки инструментов.

Да, есть существенные различия между экологическими, социальными и управленческими проблемами в России и на "коллективном Западе".

Правы те, кто напоминают, что зеленая трансформация была инициирована развитыми странами, прежде всего Евросоюзом. И что «задача развитых государств — постоянно задавать стандарты, заставляя догоняющих покупать новые технологии, естественно, разработанные в развитых странах». Про это, в частности, пишут в вышеупомянутой статье в «Ведомостях» эксперты Института ВЭБ.РФ.

И грубо говоря, во многих случаях содержащиеся в «зеленой повестке» трансформации изначально заточены на то, чтобы не был преодолён технологический разрыв между развитыми и догоняющими странами, включая Россию и Китай.

То есть во многих смыслах ESG – это такой «засланный казачок», да ещё и родившийся изначально с камнем за пазухой.

Однако российская «зелёная» таксономия («дорожная карта», согласно которой страна будет идти к ESG-целям) сильно отличается от документа с таким же названием, одобренного Евросоюзом.

То есть на уровне страновых планов можно и нужно расставлять приоритеты так, чтобы движение в интересах планеты не противоречило бы национальным интересам.

В-ТРЕТЬИХ, бизнесам всего мира нужен единый общий язык (общий фреймворк, «рамка»), на котором бы говорили корпорации из разных стран, обсуждая эколого-социально-управленческие требования.

И ESG-повестка худо-бедно, но способна выполнять такие функции. По крайней мере, других претендентов на то, чтобы быть «общим языком» тут нет и не предвидится.

Вот недавно российские банки стали подключать свои карты к китайской банковской системе UnionPay вместо ушедших в туман западных Visa и MasterCard. Но в ESGшной сфере не стоит надеяться, что, к примеру, тот же Китай подставит своё плечо.

И страны БРИКС, и Китай, и Индия декларируют и демонстрируют приверженность общей международной ESG-повестке. Даже несмотря на их собственные жалобы, что дословное выполнение климатических показателей может «подрубить» экономический рост.

Выглядит, как в известном анекдоте: колются, плачут, но продолжают есть кактус. Но ведь продолжают же!

Впрочем, ЕСТЬ ПРИЧИНА, по которой отечественная ESG-повестка может обособиться от всех прочих за считанные недели.

Это может произойти, если сама принадлежность к западной повестке станет токсичной для российского общественного мнения

Пока (на конец марта 2022 года) мы ещё не в этой точке, но вполне можем там оказаться, учитывая, с какой быстротой пробивается всё новое и новое дно в геополитических отношениях в последние недели и дни.

Стоит лишь вспомнить недавнее публичное выступление Артура Каплана, эксперта по биоэтике (!) американской онлайн-платформы для медработников Medscape.

Тот ратовал, что западным фармацевтическим компаниям следует прекратить сотрудничество с Россией, чтобы заставить россиян страдать от отсутствия продуктов, поддерживающих их благополучие. То есть если больные будут умирать от отсутствия лекарств – то это будет, с точки зрения этой извращённой этики, только во благо.

Чем больше подобных па будут выделывать ответственные за этику заокеанские дедушки-людоедушки, тем у российского ESG будет меньше желания сохранять какие-либо связи и поддерживать какие-либо контакты с западными аналогами.

Олег Базалеев, директор департамента социальных вопросов, Crescent Petroleum  

В следующем материале читайте, к чему приведёт политизация ESG-повестки глобальный ESG-сектор и Россию.

Предыдущие материалы:

Наши конференции:


Комментарии
Скрыть комментарии
Текст сообщения:
Защита от автоматических сообщений
Отправить