Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Налоговый маневр в нефтяной отрасли грозит ростом цен на топливо

16.09.2013

Концептуально налоговый маневр был одобрен на совещаниях по бюджету 2014-2016 гг., которые провели на прошлой неделе президент и премьер, рассказал замминистра финансов Сергей Шаталов (его слова — по «Интерфаксу»). Конкретные предложения по графику понижения пошлины и повышения НДПИ обсуждались в пятницу на совещании у вице-премьера Аркадия Дворковича, уточнил он.

У Дворковича было полуофициальное мероприятие, отмечает федеральный чиновник, на утро понедельника запланировано еще одно совещание.

Сейчас экспортеры нефти платят пошлину по ставке 60% (от разницы между средней ценой нефти за месяц и $182,5), за большинство нефтепродуктов — 66% от нефтяной, а за бензин — 90%. «Мы снижаем экспортные пошлины на нефть и немного повышаем НДПИ, при этом поскольку добывается вдвое больше, чем экспортируется, то это позволяет не настолько повысить НДПИ», — описал идею Минфина Шаталов, не называя конкретные ставки и график их изменения. Представители Минфина и Дворковича от комментариев отказались.

Обсуждается снижение пошлины (коэффициента при ее расчете) на 1-2%, знает федеральный чиновник. На 2% в год, рассказывает об инициативе Минфина высокопоставленный чиновник правительства, НДПИ предложено повысить на 8% в 2014 г., на 5% — в 2015 г. и на 6,5% — в 2016 г. Должны вырасти и льготные ставки НДПИ, уточняет другой чиновник. Но решение пока не принято, подчеркивают собеседники «Ведомостей».

Против маневра выступило Минэнерго, потери отрасли могут составить порядка 75 млрд руб. в год, предупреждает представитель министерства. По его словам, Минэнерго прорабатывает различные варианты наполнения бюджета, в том числе за счет более плавного изменения НДПИ при одновременном пересмотре с 2015 г. пошлин на экспорт мазута и дизельного топлива. Также Минэнерго беспокоит влияние маневра на нефтепереработку и рентабельность НПЗ. Ведь при снижении пошлины начинает расти внутренняя цена нефти — она считается как разница между экспортной ценой и расходами на пошлину и транспортировку.

Представители крупнейших нефтяных компаний отказались комментировать инициативу Минфина. Это перекладывание из одной корзины в другую, жалуется сотрудник нефтяной компании, налог нужно собирать не с добычи, а с финансового результата. Нагрузка на отрасль и без того слишком велика, сетует другой нефтяник, к тому же могут снизиться маржа переработки и эффективность инвестиций в модернизацию НПЗ, не исключен дефицит нефтепродуктов в отдельных регионах.

Опасения нефтяников небеспочвенны, согласен руководитель практики по работе с компаниями нефтегазовой отрасли КПМГ в России и СНГ Антон Усов: вырастет себестоимость и добычи, и переработки нефти, часть сырья может быть отправлена не на НПЗ, а на экспорт. Нагрузка на экспортеров снизится, подсчитал аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук: при $100 за баррель платежи в бюджет (пошлина и НДПИ) составляют 70% от цены нефти, после маневра нагрузка вырастет в 2014 г. до 70,15%, но в 2015 г. снизится до 69,8%, а в 2016 г. — до 69,6%. Снижение пошлины в принципе позитивно, так как она до сих пор очень высока и существенно искажает экономику отрасли, отмечает руководитель международной налоговой практики EY для нефтегазового сектора Алексей Кондрашов.

Снизив пошлину на экспорт нефти, правительство продолжит реформу налогообложения отрасли, начатую в 2011 г., — тогда оно и внедрило систему 60-66-90. Пересмотрев ставки (повышение для экспорта дешевого мазута и снижение для нефти), правительство рассчитывало стимулировать выпуск светлых нефтепродуктов и сократить нагрузку на добычу. Эффект был, констатировали эксперты EY (их презентация есть у «Ведомостей»): за 2012 г. компании нарастили вложения в разведку и добычу на 19%, а в переработку — на 30%.

Сейчас маржа российских НПЗ составляет около $8 на баррель, в Европе норма — $3-4, говорит директор по аналитике московского нефтегазового центра компании EY Денис Борисов. При цене нефти марки Urals в $785 за тонну мазут продается за $600, отмечает Борисов, но из-за низкой пошлины и при дорогой нефти компаниям по-прежнему выгодно производить и экспортировать мазут. В США при переработке нефти получают примерно 5% мазута, в Европе — 15%, приводит он пример, в России — 27-28%, а на некоторых заводах — свыше 40%. Ставку пошлины на экспорт нефти в среднесрочной перспективе можно снизить до 45%, а нефтепродуктов — поднять до 90% от нефтяной, отмечали эксперты EY. Масштаб снижения ставки надо аккуратно просчитать с учетом влияния на экономику НПЗ, подчеркивает Кондрашов.

Снижение рентабельности НПЗ придется компенсировать ростом цен на бензин, уверен сотрудник нефтяной компании. Рост цен на топливо может ускориться — примерно на 3 руб. за литр в течение трех лет, предупреждает представитель Минэнерго. Шаталов тоже допускает подорожание литра топлива «примерно на 60-70 коп.», но лишь при сохранении текущих цен на нефть. Если же цены на нефть будут меняться в соответствии с прогнозом Минэкономразвития (см. врез), то бензин не подорожает, отмечает он. Литр бензина может подорожать к 2016 г. примерно на 80 коп., подсчитал Полищук.

При снижении пошлины нужно не автоматически повышать на столько же НДПИ, а внедрять налогообложение финансового результата, призывает Кондрашов. Компенсировать выпадающие доходы бюджета можно за счет увеличения НДПИ для газа, предлагает научный руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич: в нефтяной отрасли изымается до 90% природной ренты, у газовиков — лишь 35%.

Минфин рассматривает вариант отказа от экспортных пошлин, говорил ранее директор департамента Илья Трунин. Это субсидирование внутренних потребителей за счет сдерживания внутренних цен на нефть, согласен Гурвич. Правильнее полностью отказаться от пошлин, подняв НДПИ, рассуждает он: появится сильный стимул к повышению энергоэффективности, так как топливо подорожает, а чтобы не увеличилась нагрузка на экономику, можно снизить общие налоги.

Сергей Титов
Елена Ходякова
Максим Товкайло
Vedomosti.ru

Наши конференции:


Комментарии