Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Олег Базалеев, Crescent Petroleum: «Заметки ESG-начальника: Крути крутилку до упора»

Олег Базалеев, Crescent Petroleum: «Заметки ESG-начальника: Крути крутилку до упора» 11.03.2022

В прошлом материале я писал, почему не надо становиться ESG-пророком местного замеса.

Но ESG-деятельность без коммуникаций – это как свадьба без баяна, и начальнику этой функции всё равно не уйти от разговоров с сотрудниками компании.

Как из-за ошибок в коммуникации не наломать дров и не переломать себе ноги?

Глупо отрицать, что большинство месседжей по климату и ESG-повестке делались западным человеком для западного человека. И многое в них заточено именно под опыт, страхи и «болевые точки» этого самого западного человека.

Порой у этих коммуникаций настолько своеобразный tone of voice (тональность голоса), что они явно не «зайдут» среди многоэтажек рабочего района или рядом с частоколом дымящих заводских труб. И дело тут будет совсем не в невнимании российского человека к проблемам экологии или к теме изменения климата.

Идеалисты не согласятся. Мол, это же универсальные общечеловеческие проблемы, под которыми готов поставить свою подпись каждый из семи миллиардов землян – за исключением разве что тех из соседей по планете, кто по малолетству ещё не научился держать в руке шариковую ручку.

Но различия (в менталитете, уровне и условиях жизни) для ESG-повестки имеют значение.

Даже обычный здравый смысл нам подсказывает, что человеку с зарплатой в 35 тысяч рублей труднее болеть душой за мангровые леса Индонезии, чем такому же человеку, но с доходом в десять раз выше.

Вон и первые лозунги французских «жёлтых жилетов» (а эти акции начинались как социальный протест против экологических сборов) были про то, что пока элиту волнует «конец света», простых людей беспокоит «конец месяца» – сойдутся ли доходы с расходами и не придётся ли лезть в долговую петлю.

Итак, наша целевая аудитория – это коллективы промышленных предприятий. Люди скептические, острые на язык, много повидавшие, с техническим складом ума и солидным запасом житейского здравого смысла.

Что НЕ НАДО брать из западного формата коммуникаций?

Не надо брать пафос.

Многие знают, что на Западе климатическая тема давно уже стала чем-то сакральным (злопыхатели даже называют её новой религией) и перестала быть темой-для-дискуссий.

Не все представляют, насколько перестала.

Признавать эту повестку (или, по крайней мере, её публично не оспаривать) – это абсолютный императив для человека в западном мире.

Если проводить аналогию, то это такое же безусловное правило, как для россиянина – особое отношение к Великой Отечественной войне и уважение к Дню Победы.

Любой, кто в России позволил бы себе публично усомниться в героизме предков и значимости Победы, – независимо от должности и профессии, оказался бы в центре скандала, лишился бы репутации, и, возможно, работы. В каком-то смысле он «самовыпилился» бы из общества.

Любой, кто в западном обществе публично рискнул бы дать отповедь климатической повестке (или посмел бы усомниться в каких-то её деталях), заплатил бы самую высокую цену.

В результате из-за непробиваемой брони, в которую за границей облечен каждый выступающий на тему ESG, климата или устойчивого развития, порой ораторов, что называется, «заносит на поворотах».

У одного теряется чувство меры и правдоподобия – всё равно ж никто не рискнёт поправить. Второй не совсем связно выстраивает аргументы. Третий сбивается на пафос и начинает вещать там, где надо бы говорить.

В общем, когда такая вот западная аргументация в чистом виде спускается на российскую почву, то возникают неполадки.

Выходит, как в голливудских фильмах про вторжение инопланетян. Сначала по кадру бодро бродят гигантские треножники, прикрытые хитрыми электромагнитными щитами – и это невидимое силовое поле (в нашем случае это как раз та самая встроенная «защита от дискуссий») не пробьёт ни танковый выстрел, ни штыковая лопата, ни ракета «Томагавк».

Но ближе к концу фильма хитроумные главные герои этот невидимый щит как-то отключают – и валят инопланетных гостей с хилого, случайно завалявшегося в сарае ружья, с которым ещё деды воевали при Ватерлоо.

В России и близко нет никакого пиетета к ESG-темам: хочешь – обсуждай, хочешь – критикуй.

И потому любые слабые аргументы, кособоко между собой сшитые при помощи эмоций и экзальтации, просто не выдержат мало-мальски серьёзной проверки на прочность.

Условный фрезеровщик дядя Вова с саркастической улыбкой на раз вскроет климатическую повестку, как консервную банку консервным ножом, – поймав докладчика на ошибках, отсутствии логики и неточностях.

«Большой тихоокеанское мусорное пятно – это наша общая вина? С какого это вдруг стало моей виной? Там плавают обертки от плавленых сырков “Дружба”? Какие-то реки из российской Средней полосы или Сибири стали вдруг впадать в Тихий океан? А вот Википедия пишет, что 90% пластика попадает в мировой океан из 10 рек – и из них российская – только Амур, да и то на паях с Китаем».

В общем, в России к ESG-коммуникациям надо лучше готовиться.

А ручку регулировки пафоса надо выкручивать на минимум – до упора.

Олег Базалеев, директор департамента социальных вопросов, Crescent Petroleum  

В следующей колонке читайте продолжение темы: что нужно делать, чтобы ESG-повестка не воспринималась работниками негативно

Предыдущие материалы:





Комментарии
Скрыть комментарии
Текст сообщения:
Защита от автоматических сообщений
Отправить