Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Год Весны: И вот ты делаешь этот шаг…

11.04.2010

[02.04.2010] Победа! Туркмения дала.

Вот и сложился, наконец, пазл - получил сегодня последнюю визу, визу Туркмении.

Туркмения неохотно дает визы. Даже бизнес-визы, не говоря уже о туристических. Мне тоже сказали: «Вы, конечно, можете оставить документы, но...». Но, наверное, я достучался до небес: ждал две недели – и в последний день мне дали добро на транзитную визу на 4 дня, из Узбекистана в Иран. Так что теперь в Иран иду по-честному – по земле, через Туркмению.

[06.04.2010] Спасибо!!!

Хотя отвальная началась днем 3 апреля, а вылет был в 9 утра 4 числа, возможность написать появилась только сейчас – спать не пришлось, едва успел собраться.

Это было что-то! У меня никогда не было одновременно столько гостей. И каких гостей! Ведь пришли все, кто думает похожим образом, кто поддерживает. Единомышленники! Я получил огромный заряд энергии – на год вперед!!!

[07.04.2010] Неизвестность, страх и адреналин

Когда рвешь связи с привычным, наступает неизвестность.

За рамками привычного начинается новое – кто-то его боится, а кто-то ждет. Первые избегают перемен и остаются в рамках привычного, вторые предвосхищают это новое, ищут и радуются, когда находят.

Граница между старым и новым, страхом и радостью – один шаг. Пустяк! Но как тяжело его сделать… Противится все: окружение, дела, собственное нутро. «ЗАЧЕМ!? Ведь и так все хорошо! От добра добра не ищут. Не рискуй – это безответственно по отношению ко всем. Сохраняй то, что имеешь», – говорят голоса извне и внутри.

Но есть и «особое мнение» – мнение меньшинства. «Можешь!? Так дерзай! Не нравится? Делай, то, что нравится! Не уверен, что это – ТО САМОЕ? Ищи дальше! Скажи жизни ДА!»

И вот ты делаешь этот шаг.

И происходит чудо. Сковывающий страх перерождается в дающий новые силы адреналин. Скука становится драйвом. Привычные стены уступают место бесконечным светлым горизонтам. Горизонтам, за которыми новые впечатления, новые люди и новые свершения.

Оглядываешься назад и думаешь: «Как же хорошо, что я сделал это!»

[07.04.2010] Рвущиеся нити

Отрыв от привычной реальности ощущается физически. Как будто рвутся нити.

Сначала тонкие – отказываешься от новых возможностей из прежней жизни. Как будто уходишь от соблазна.

Потом потолще. Звонок из фитнес-клуба: «У вас заканчивается абонемент с 15 марта – продлеваем?» – «Нет». Страховая: «Перезаключим?» – «Нет, спасибо. А вы страхуете путешествующих?». И все равно еще не верится.

Когда уже все готово, пора рубить не просто нити – канаты. Объявляешь о решении. Прощаешься: с кем-то – на время, а с кем-то – навсегда. Отвальная – с коллегами, потом с друзьями – оставляет их по ту сторону. Рюкзак на плечо – и закрываешь дверь. Откроешь ее только через год, наверное. Аэропорт. Прощальные объятия: «Ты давай, приезжай…». Звонок родителям: «Все будет хорошо!».

Взлет.

[07.04.2010] На мотоцикле по плато Устюрт

«П…..ц. Бензин кончился», – тихо сказал Терек-Бай после того, как наш мотоцикл остановился в луже грязи в 8 км от поселка.

В 9 часов вечера на Устюрте ночь. И холод. Ноги уже не слушаются в набравших воду сапогах. Грязь комьями отваливается от фуфайки. На зубах песок. Дождь продолжает лить. Ну что за проклятье! Протащили мотоцикл 50 км по грязи, успели за полчаса сделать невозможное – заменить пробитое колесо прямо в степи, под дождем. И опять мы рискуем провести ночь на улице!

***

…А начиналось все блестяще. Сразу на выходе из аэропорта города Нукуса я встретил Аяпа – смуглого высокого мужчину лет 50. Позднее я узнал, что он каракалпак по национальности, геолог по профессии и единственный в аэропорту, кто хорошо знает Арал и готов поехать к нему за триста с лишним километров.

Договорившись о цене, заехали в Нукус на базар – еду надо было закупить на два дня и сомы (узбекские деньги) выгоднее также покупать здесь. Через час мы уже мчались на белой Nexia в сторону Арала. Пункт назначения РРС-18 (радиорелейная станция). Там Махмуд, знакомый Аяпа. Переночуем и уже на другой машине совершим бросок к чинку, древнему берегу Аральского моря.

Махмуд работает посменно. Он узбек по национальности, ему 40 лет. Меня усаживают на почетное место гостя – в кресло, расположенное в середине стола. За столом мне рассказывают о замечательном мужском снадобье из рогов сайгака, которое и стало причиной резкого сокращения их поголовья. Мечта Махмуда – оказаться в Индии, у Тадж-Махала.

Утром Аяп предложил вернуться в Нукус – горизонт был черным от туч. Или на свой страх и риск ехать на мотоцикле, так больше шансов пройти по грязи. «Вызывай мотоцикл», – сказал я и полез на вышку РРС. С высоты были видны бегущие во все стороны линии стихийных дорог и столбов.

Терек-Бай, дружелюбный казах лет 40, приехал на «Иже» с коляской (так он называл доску между мотоциклом и 3-м колесом). Погода портилась, но мы поехали – через Комсомольск-на-Устюрте к чинку, 83 км, или 1,5 часа, по сухой дороге (важное уточнение!).

По пути мы остановились в Комсомольске-на-Устюрте – некогда цветущем городке газовиков, с садами, школой, клубом и детским садом. Теперь это – полузаброшенный угол. С каждым километром дождь усиливался, глина на дороге размокала и мотоцикл постепенно увязал, теряя скорость. Поехали по степи, она хоть немного укрепляла грунт.

Сломалась ручка газа – потеряли час, но так и не отремонтировали. Терек-Бай намотал трос тормоза на руку, как вожжи, и мы так добрались до чинка.

Чинк – это древний берег Аральского моря. Тогда оно было метров на 50 выше, но постепенно стало уходить, открывая крутой берег. Изъеденный волнами, теперь он похож на слоистый край оврага.

Вид потрясающий! С края чинка отрывается вид на серо-бурые холмы и скалы. Бывшее морское дно сейчас напоминает безжизненный лунный пейзаж. А всего 20-30 лет назад море было гораздо ближе, и отец Терек-Бая ловил здесь рыбу на катере, а берег покрывала трава выше колена. Сейчас рыбы нет – слишком соленая вода, а трава растет жалкими островками. Когда плаваешь в море – можно разлечься и читать газету, а трусы, когда они высохнут, можно ставить в угол. )))

Развернулись обратно, и мотоцикл завяз в грязи. Я спрыгнул, стал толкать, Терек-Бай управлял. Так протянули около двух километров. До поселка 55 км, а до темноты 3 часа. Бак полупустой, дождь не перестает. Безнадежно. Чтобы не ночевать в степи, бросили мотоцикл и пошли к видневшимся на горизонте вагончикам строителей. Ташкентские ребята индифферентно отреагировали на наше появление – ни присесть, ни чаю не предложили. Тем временем дождь стих и мы пошли обратно к мотоциклу – земля сохнет быстро и оставался шанс до ночи добраться до дома.

Через час мы снова были у чинка. При появлении солнца пейзаж преобразился и стал еще более фантасмагоричным.

Однако надо торопиться, пока земля подсохла и не село солнце. Мы рванули и довольно быстро сделали километров 20, но тут, черт побери, пробили колесо. Одновременно опять пошел дождь, и заметно стемнело. Связи тут нет. Наши шансы заночевать на Устюрте снова резко возросли.

Через полчаса мы в сумерках мчались по липкой грязи к поселку. Грязь комьями летела из под колес и покрывала толстым слоем мокрые брюки, фуфайку и шапку. Ноги окоченели в наполненных водой сапогах! Но мы ехали, и это было главное.

***

…И вот очередной форс-мажор: закончился бензин, и мы встали в 8 км от Комсомольска. Казалось, все против нас, но нет – ТАМ у нас были и союзники. К счастью, мимо нас ехал «Урал», нас подобрали и довезли до поселка. Там я и остался ночевать – спасибо жене Терек-Бая Акхмарке, которая накормила нас вкусным пловом, напоила горячим чаем и дала отогреть ноги в тазике с горячей водой.

Утро 6 апреля было солнечным, и сосед Терек-Бая взялся меня подвести до РРС-18, пока Терек вызволял из грязевого плена свой мотоцикл. Дорога до РРС заняла около часа, где меня уже как родного встречали Аяп и Махмуд – думали уже, что мы пропали в степи.

Махмуд на прощание дал 2 000 сомов (~ 1 доллар) и попросил у Тадж-Махала передать деньги кому-то из нищих детей. Обменялись контактами и отправились с Аяпом к новой цели – глиняному городу Аяз-Кала.

[08.04.2010] Прохладный город Аяз-Кала

Выезжая с Арала в Нукус, Аяп показал мне Барса-Кельмес («пойдешь-не-вернешься») – огромный солончак, похожий на солончак Уюни в Боливии. Фактически, это будущее Аральского моря в миниатюре. Чинки по краям показывают, как высоко вода стояла раньше, как отступала и как исчезла, оставив вместо себя ослепительно белую соляную пустыню. Теперь здесь добывают соль.

Аяз-Кала, или «прохладный город», расположен в часе езды от Ургенча. Мы с Аяпом добирались сюда из Нукуса несколько часов.

По дороге заехали в Челпык – типичный караван-сарай («дорожное укрепление»). В Челпыке полторы тысячи лет назад узбеки прятались от туркменских басмачей. Это глиняное укрепление на вершине холма. Внутри были колодец, продовольствие и камни для метания в басмачей. Басмачи Челпык не любили – приходилось неделями дожидаться выхода голодных узбеков, а те не выходили – у них же колодец и запасы. От Челпыка сохранились сейчас только стены, хотя в детстве Аяп видел внутри маленькие домики, но люди и время их уничтожили. Открывается красивый вид на степь и Амударью.

Аяз-Кала – это что-то среднее между караван-сараем и городом, то есть между Челпыком и Хивой, например. Тоже на вершине холма, тоже за крепостной стеной из глины. Кое-где сохранились переходы, коридоры, бойницы. И, опять же, ПРОСТОР и КРАСОТА вокруг! И НИ ДУШИ!!!!! Даже Аяп остался внизу.

Бродил по Аяз-Кала больше часа. Впитывал вкус древности, простор и красоту.

Через час был в Ургенче. Аяп пригласил: «Приезжай с девушкой в августе, встречу, сделаем пикник, покупаетесь в Арале, покажу другие еще более красивые чинки – около РРС-21. Барашка поджарим, плов сделаем. Потом города старые покажу, куда никто не ездит – Алан (каменный караван-сарай), Били-Ули (каменный город 10-12 века)». Про себя я подумал: «Нда, какие там Париж, Венеция – вот где настоящая романтика!».

Я приеду. Обязательно приеду. Здесь мне было хорошо.

[08.04.2010] Хива – в гостях у сапожника Хамида

То, что кнопка на поясе брюк у меня вырвана «с мясом», и они держаться исключительно на моей силе воли и ремне, стало для меня неприятным открытием, которое я сделал, как только сел в самолет Москва-Нукус: «Блин, вокруг света без штанов». Это с одной стороны. С другой стороны, этот факт не позволил мне пройти мимо будки «РЕМОНТ ОБУВИ» у крепостной стены в Хиве.

- Откуда?

- Из Питера ...

- Выпьешь?

- Да – согласился я и закусил оранжевой томатной лепешкой.

Во время работы с кнопкой выяснилось, что Хамид 1965 г.р., его мать русская, отец узбек. Хамид шестой ребенок в семье, и отец-сапожник передал дело ему. Подошел 12-летний сынишка Бекзад – теперь он принимает дело от отца.

- Где остановился?

- Пока нигде, вот мой дом – я показал на рюкзак.

- Хочешь, можешь переночевать у меня, не вопрос.

- Хорошо.

- Сын встретит тебя здесь через 3 часа, – сказал Хамид, закрыл будку и ушел с кнопкой.

Три часа достаточно, чтобы погулять по городу, сделать красивые фотографии, подняться на минарет (я чуть не застрял со своим рюкзаком на узкой лестнице с высоченными ступенями). Но лучше пожить здесь три дня, чтобы впитать дух этого древнего города. Оказавшись здесь, я сразу вспомнил колумбийскую Картахену и итальянскую Венецию – та же нетронутая история, отгороженная от мира крепостной стеной и/или водой.

Зашел в кафе. Пока остальные европейцы ютились под палящим солнцем на синих пластиковых стульях за синими пластиковыми столами, я привычно направился к укрытому в тени топчану, сбросил обувь, расположился на коврах. Same price – просто они не сказали жизни ДА! Подключил ноутбук к wi-fi. Официантка Малика принесла мне лагман, кофе по-восточному и кишмиш. Рай на земле!

Хамид устроил настоящий прием. Почетное место гостя, плов, салат, фрукты, чебуреки, сладости, чай. Я поставил бутылку красного сухого и портвейн. Хозяин показал дом (сам строил). Рассказал о своей жизни: второй раз женат, пятеро детей. Раньше ремесло сапожника приносило хороший доход, не надо было никуда ездить. Сейчас денег на семью не хватает – приходится отправляться на заработки в Москву. При «Союзе» такого не было…

Спать лег после часу ночи, встал рано – утром меня ждал Сулейман, водитель из Бухары с которым я познакомился, гуляя по Хиве. Хамид вернул отремонтированные брюки, обменялись контактами, попрощались.

P.S.: Целый день ловлю себя на мысли, что стоит щелкнуть кнопкой - вспоминаю Хамида. ))

Читайте также:

www.godvesny.ru

Наши конференции:


Комментарии