Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Антонина Огиенко, АО «ФортеИнвест»: «Многосторонняя конвенция: тест на основную цель»

Антонина Огиенко, АО «ФортеИнвест»: «Многосторонняя конвенция: тест на основную цель» 02.08.2022

В этой статье я делюсь своими мыслями о том, как мы справляемся с новым тестом на основную цель. А также какой подход в будущем налоговые органы могут применить в отношении результатов такого теста при проведении мероприятий налогового контроля.

Коротко о том, что это и как работает

7 июня 2017 года Россия в Париже подписала Многостороннюю конвенцию (далее – конвенция) по выполнению мер, относящихся к налоговым соглашениям. Цель подписания – противодействие размыванию налоговой базы и выводу прибыли из-под налогообложения Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Теперь РФ и другие страны, подписавшие конвенцию, реализуют план BEPS, который был создан в 2013 году. В РФ конвенцию ратифицировали Федеральным законом от 01.05.2019 N 79-ФЗ.

Конвенция меняет положения ряда действующих международных налоговых соглашений. Одним из основных изменений является введение теста основной цели (principal purpose test). Он позволяет налоговым органам отказать в применении любых льгот по соглашению, если применение таких льгот было одной из основных целей структуры или сделки. Например, налоговый орган может отказать в применении пониженных налоговых ставок или в освобождении от налога у источника, если, по мнению налогового органа, при выборе структуры владения или финансирования, или выбора юрисдикции контрагента одной из основных целей было получение налоговых льгот, предусмотренных международным соглашением.

Чтобы пройти тест на основную цель, важно обосновать, что та или иная структура сделки, в которой применяются налоговые льготы (или выплаты освобождаются от налогообложения), выбрана в соответствии с деловыми целями. При этом одной из основных целей не было получение налоговых льгот, предусмотренных международными соглашениями.

Положения конвенции не предусматривают порядок проведения теста или перечень документов для его проведения. Российский законодатель также не установил, каким образом проводить такой тест и какие документы использовать. Крупные консультанты в начале запуска работы этого механизма собирали конференции и сообщали представителям бизнеса информацию о том, как в их понимании работает концепция такого механизма.

Из практики

В результате каждый сформировал видение (но каждый свое, потому что единого точного механизма не установлено): как это работает, какие документы запрашивать у контрагента, которому собираются производить выплату.

Бывают случаи, когда для проведения теста необходимо запросить документы, раскрывающие личную информацию о собственнике бизнеса, которому принадлежит компания (прямо или косвенно), в адрес которой собираются производить выплаты денежных средств и применять положения международных соглашений. Например, место рождения и место, где находится центр жизненных интересов, юрисдикция, в которой собственник проходил обучение. И такой необходимой информации может быть гораздо больше. Реакции на такие запросы могут быть разные: информацию могут не предоставить совсем, и тогда просто нет возможности провести тест; могут предоставить информацию частично, и её может оказаться недостаточно для проведения теста; а могут предоставить в полном объеме.

В моей практике чаще встречаются случаи, когда информацию предоставляют частично. При этом небольшие компании предоставляют информацию легче в сравнении с крупными.

В одном из кейсов, когда собрали информацию и провели тест на основную цель, по результатам был сделан вывод, что применение льгот по международным соглашениям или же освобождение от налогообложения не было одной из основных целей структуры сделки / бизнеса / финансирования и т.д.

И на вопрос «Могут ли налоговые органы успешно доказать, что одной из целей создания структуры или сделки было получение льгот по международному соглашению?» ответ был отрицательный.

Но…

Если рассматривать судебную практику по иным вопросам, у меня складывается ощущение, что мы сидим на «пороховой бочке» и ждем, что в ближайшие пару лет налоговые органы начнут проверять текущие периоды, в которых применяется тест на основную цель. И, вероятно, налоговый орган со временем найдет механизм, как прийти к выводу, что тест не пройден. И вывод такой будет сделан не потому что налогоплательщик что-то упустил, а потому что работает профискальный подход.

Поэтому держа в голове такой неоптимистичный настрой по этому вопросу, мы с командой стараемся каждую выплату рассматривать под разными ракурсами и  готовить максимально возможный пакет документов, который поможет нам в дальнейшем отстаивать правомерность позиции и защитить компанию, в которой мы работаем, от доначислений многоуважаемых налоговых органов.

Антонина Огиенко, заместитель директора департамента налоговой политики и взаимодействия с аудиторскими компаниями, АО «ФортеИнвест»

О компании

АО «ФортеИнвест» основана в феврале 2011 года. Компания является одним из крупнейших независимых переработчиков нефти в России. Предприятия АО «ФортеИнвест» осуществляют разведку и добычу нефти, перерабатывают углеводородное сырье и реализуют готовую продукцию на российский рынок и экспорт.


Комментарии
Скрыть комментарии
Текст сообщения:
Защита от автоматических сообщений
Отправить