Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

03.12.2009

Президент Промсвязьбанка Александр Левковский в одном интервью заметил по поводу кризиса: «Выводов много. Главный и, пожалуй, общий для всех звучит очень лаконично: жадность убивает».

Жадность и правда убивает. Это и раньше было известно. Только в последние несколько лет жадность все чаще стали принимать за амбициозность.

К примеру, акционеры образуют новую компанию для работы на новом для себя рынке, который вроде бы на подъеме, и ставят цель добиться определенных темпов роста. Амбициозно? Вполне. Но свои цели они основывают на предположении о том, что рынок продолжит бурно расти. А он уже близок к насыщению.

Чтобы реализовать свои амбиции, акционеры находят на позицию генерального директора менеджера, хорошо знакомого с рынком. Нередко даже переманивают его у конкурентов за большие деньги. И ставят перед ним те самые амбициозные цели. Новоиспеченный генеральный директор отлично знает, что рынок истощился и заданных показателей достичь нереально, однако его влекут (а) обещанные большие деньги и (б) возможность использовать новую, более высокую должность как трамплин для своей карьеры. Скажем, результаты должны быть получены через три года. В этом случае, отработав пару лет, можно двинуть дальше, а всю вину переложить потом на преемника.

Но кто обычно становился преемником? Казалось бы, обжегшись на одном «прыгуне с трамплина», акционерам стоило бы подыскать более трезво настроенного менеджера, который предложил бы пусть и не такой быстрый, но зато более реалистичный и надежный путь развития. Но нет – на смену, как правило, приходил точно такой же трамплинист, готовый пообещать что угодно. Его цель – отработать пару лет и уйти, а вину потом можно будет переложить на предшественника.

Вот пример. В крупном российском книжном издательстве решили запустить направление профессиональных журналов. Были разработаны планы по подписке и продаже рекламы. Стали подбирать руководителя. Опытные медиа-менеджеры знакомились с планами и недоуменно пожимали плечами – предполагалось, что уже в первых номерах рекламные сборы на порядок (!) превысят показатели лидеров рынка. Поэтому директора нового направления искали долго, чуть не год, но все же нашли. Чудес, конечно, не произошло – планы не были выполнены и на десять процентов. Но и многолетних мучений с чередой преемников тоже не последовало – кризис оказал свое отрезвляющее действие, и проект был закрыт окончательно и бесповоротно.

Теперь нужно ответить на вопрос: почему так случилось? Почему приоритет получали жадные менеджеры? А потому что в какой-то момент амбициозность акционеров тоже превращалась в жадность. Жадность вынуждала их закрывать глаза на реалии рынка. Жадность мешала им понять, что нужно скорректировать планы. И именно жадность заставляла их раз за разом делать в выбор в пользу жадных менеджеров.

Кризис умерил жадность. И это плюс. Минус в том, что у многих он погасил и амбиции. Но это уже совсем другой разговор.

Михаил Лукашевич

Комментарии