Двойной удар по бизнесу

30.03.2010

В фазе экономического роста доходы; поставщики, в фазе спада; чиновники, говорится в докладе РСПП о деловом климате, который 15 апреля будет представлен съезду организации. Профсоюз бизнесменов приходит к выводу, что за год условия для развития бизнеса в России стали еще менее благоприятными.

Причем ухудшение инвестклимата, по мнению опрошенных, произошло не столько из-за экономического спада, сколько из-за резко возросшего административного давления. В последний докризисный год наибольшее беспокойство бизнесменов вызывали рост цен и дефицит квалифицированных кадров, но прошлогодний спад нейтрализовал эти два фактора. На первый план вышли другие проблемы: коррупция (ее отметили 62% против 42% годом ранее) и высокие административные барьеры (53% против 41%). В прошлые годы четверть предпринимателей полагали, что государство воспринимает бизнес и как младшего партнера, теперь так считают
лишь 17%, а подавляющее большинство(69%) убеждены: роль бизнеса с точки зрения государства — «дойная корова», «оттесненная от экономической и особенно политической жизни». В 2007 и 2008 гг. было 55% и 57% соответственно.

Многие чиновники в кризисный год, видимо, решили, что дни бизнеса сочтены и с него надо брать все, что можно, констатирует президент «Евросети» Александр Малис. «Евросеть» столкнулась с попытками отъема товара, которых раньше не было, но вопросы, к счастью, удалось решить в правовом поле, добавляет он.

Чиновники оправдывали дополнительные требования к бизнесу предоставлением помощи. Под этим предлогом 20% предприятий были ограничены в принятии решений о снижении зарплат, по увольнениям, повышению цен, 15% принуждены к смене поставщиков. При этом каждое третье предприятие не заметило ни одной из антикризисных мер.

Антикризисная политика была неправильной, уверен Игорь Николаев из ФБК: все ожидали, что будет поддержан спрос, а приоритетами стали социальная поддержка граждан, повышение устойчивости финансовой системы, субсидирование отдельных предприятий.

Если нам говорят: на антикризисные меры выделено столько-то миллиардов, то мне, как предпринимателю, это все равно, говорит Яна Яковлева, гендиректор «Софэкса» и правозащитница, важнее действия прокурора в городе: если он, к примеру, в Волгограде отменяет 18 решений арбитражного суда, вставшего на сторону бизнесмена, можно считать — криминал введен в форму законности.

На суды предприниматели рассчитывают все меньше: готовность решать проблемы в судах снизилась с 80% до 66%. Зато в два-три раза — до 11-12% — увеличилось число желающих обратиться к посредникам, в том числе криминальным. Пока не оправдались и надежды на вышедший в 2008 г. закон, жестко регламентирующий проверки бизнеса: Генпрокуратура составляет план проверок только с 2010 г. В этой сфере ситуация только ухудшилась: в 2007 г. негативно ее оценивали 39%, а позитивно — 22%, теперь — 50% к 17%.

Отделение обоснованных инспекций от необоснованных — новая задача, с которой Генпрокуратура не сталкивалась, ей нужно время для отработки методик, объясняет председатель комитета Госдумы по экономполитике Евгений Федоров

Больше всего (65%) компаниям мешает нормально работать налоговая инспекция. Характерный прием последнего времени, напоминает Яковлева: налоговики проводят при проверках почерковедческую экспертизу счетов-фактур и по ее итогам признают подпись директора поставщика поддельной, чтобы отказать в вычете по НДС. Кроме налоговиков проблемы доставляют противопожарная служба, местная администрация, Ростехнадзор, Роспотребнадзор и лицензирующие службы. Они по-прежнему слишком часто приходят с проверками или требуют слишком много документов. Проверки, проведенные, как считают предприниматели, по заказу конкурентов, участились в 1,5 раза.

Налоговые и таможенные органы активизировали свою деятельность из-за падения доходов бюджета, говорит директор департамента по развитию малого и среднего бизнеса Минэкономразвития Андрей Шаров, а на них закон о проверках не распространяется.

Коррупция же резко усилилась. Число намеков на необходимость оплаты «услуг» чиновников удвоилось до 30%. Главный источник коррупции — правоохранительные органы, с ними за год кризиса почти сравнялись местные органы власти (рост с 39% до 55%). Повышение риска быть пойманным всегда увеличивает ставки, а тут получилось, что кампания по борьбе с коррупцией совпала с кризисом: стали брать меньше, но чаще, констатирует директор российского отделения
Transparency International Елена Панфилова.

Кризис усилил у чиновника психологию временщика: неизвестно, что будет завтра, надо успеть сегодня или оприходовать бюджетные средства, или по максимуму получить ренту с бизнеса, делает вывод Николаев.

Некоторые бизнесмены, в частности гендиректор нефтесервисной компании «Интегра» Феликс Любашевский и совладелец «Магнита» Сергей Галицкий, полагают, что ни в плане коррупции, ни в плане административных барьеров за год ничего существенно не изменилось. Административное давление и до этого было настолько высоким, что увеличиться уже не могло, уверен Галицкий.

Но прежде РСПП уклонялся от столь жесткой оценки ситуации, стало быть, она стала совсем удручающей, отмечает Яковлева.

Первый вице-президент РСПП Александр Мурычев увидел и позитивные тенденции: помимо снижения инфляции налицо улучшение отношений внутри бизнес-сообщества: «Вероятно, перед общей бедой российский бизнес стал более сплоченным».

Ведомости


ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Комментарии