Знать бы, что улучшить

26.04.2011

Недавно кадровый центр «Юнити» для одного из своих клиентов искал временного топ-менеджера, готового переехать на 1,5-2 года в Петропавловск-Камчатский – там нужно организовать работу морского терминала. «Это должен был быть хороший стартапер, человек с опытом руководства в производственной сфере», – говорит Татьяна Гурьянова, руководитель группы по подбору персонала центра. Подходящего кандидата, по ее словам, удалось найти за две недели. Им стал бывший военный, который после службы в армии ушел в бизнес – сразу же на должность гендиректора одной производственной компании.

За время работы он успешно реализовал два стартапа, рассказывает Гурьянова. «Мы предложили ему оклад на 40% больше того, который он мог бы получать, работая на аналогичной должности в Москве», – отмечает она (в опубликованной на HeadHunter вакансии был указан уровень до 300 000 руб. в месяц). Менеджеру предстоит с нуля построить причал, заняться получением разрешительной документации, заключать договоры с арендаторами, а также нанимать персонал, налаживать контакты с администрацией, вести финансовую отчетность перед головной компанией в Москве. Через 8-9 месяцев порт должен принять первый корабль и еще через год – выйти на запланированный объем, определил клиент. Гурьянова признает, что этот пример скорее исключение, чем правило, – находить быстро топ-менеджеров на такие проекты непросто: «Компании, решившие нанять временного топ-менеджера, не всегда четко понимают, какие результаты и на каких этапах работы они хотят получить от человека. Поэтому кандидатам трудно оценивать свои силы».

Как показывает статистика HeadHunter, количество вакансий временных управленцев на нашем рынке можно пересчитать по пальцам. В 2007 г. из числа всех активных предложений со стороны работодателей их было всего пять, а в 2008 г. – 18. В кризис компании стали чаще нанимать кризисных управляющих – на 1-2 года с целью повысить эффективность бизнеса, говорит Глеб Лебедев, руководитель службы исследований HeadHunter. В 2009 г. в базе компании находилось уже 28 таких объявлений, а в 2010 г. – 23. Кризис закончился, и работодатели успокоились. «С сентября 2010 г. и до сегодняшнего времени мы зафиксировали всего две вакансии для кризисных топ-менеджеров», – говорит Лебедев. Если компании и ищут временных специалистов, то на конкретные проекты, которые они запускают в других регионах или странах, отмечает он.

Не уверен или жадничает

«Западные компании обращаются к нам с целью укрепить менеджмент, преодолеть узкие места в управлении – например, предотвратить грозящее банкротство, разработать концепции для отдельных рынков сбыта, обеспечить выход компании на новый рынок», – делится опытом Мартин Шнайдер, гендиректор компании Brainforce, работающей на рынке временного управления.

«В России собственники не спешат нанимать временных управленцев. Когда чувствуют, что у них в компании что-то не то, обычно обращаются к консультантам, – говорит Давид Шустерман, директор консультативной фирмы “Пятерка”. – Что именно не то, конкретизируют редко. Могут жаловаться, например, на персонал, а потом выясняется, что проблема совсем в другом».

«В России интерес к нашей услуге есть, но здешних собственников смущает размер вознаграждений временных топов», – уверен Шнайдер, добавляя, что представительство компании в России было открыто в 2009 г. По его словам, зарплата таких специалистов составляет от 800 до 1500 евро в день (включая комиссию, которую получает сам поставщик услуг), если речь идет о среднем и малом бизнесе и о привлечении российских менеджеров (их в пуле компании около 150). В Brainforce убеждены: есть за что платить. Временные управляющие, состоящие в пуле компании, имеют 10-20-летний опыт управления в различных компаниях и странах, квалификацию и многочисленные связи в конкретной отрасли. Их средний возраст – 45-52 года.

Всего в пуле компании Brainforce около 3500 управленцев, которые могут претендовать на замещение должностей главных управляющих, финансовых директоров, директоров по инвестициям, руководителей отделов сбыта и т. д. «Если сравнивать со штатной должностью управленца, то их зарплаты, конечно, высоки, – рассуждает Шнайдер. – При этом временный менеджмент выгоднее по сравнению со ставками внешних западных консультантов». Он вспоминает, как недавно на переговорах один русский менеджер, работающий на Западе, заявил, что работать меньше чем за 1750 евро в день не готов.

«Я обычно договариваюсь о почасовой оплате, – говорит Шустерман. – Чтобы научить собственника крупной компании управленческим технологиям, мне нужно в среднем 150-200 часов, что предполагает работу на полгода-год. Стоимость часа при этом варьируется от $200 до $300».

Смертельный номер

В Brainforce признают, что продвигать услуги компании в России сложно еще и потому, что в российских компаниях, как и в Китае, традиционно команда топ-менеджеров формируется из близких по духу людей, собственники очень осторожно подходят к набору людей со стороны.

«Финансовых директоров к России крайне редко подбирают на временные проекты, – отмечает Анастасия Теплоухова, руководитель направления “Финансы” кадрового холдинга “Анкор”. – Это бывает только в рамках антикризисных мер или при реализации таких проектов, как вывод компании на IPO».

«У нас финансовый директор – правая рука генерального директора, доверенное лицо собственника, – рассуждает Шустерман. – Человек со стороны в этом случае – смертельный номер. Неудивительно, что компании задаются вопросом: зачем мне нужен компетентный чужой, если я могу найти компетентного своего?»

«А еще мы не привыкли считать непрямые расходы, – говорит Татьяна Климентьева, директор по персоналу инвестиционной группы “Абсолют”. – Может, наем временного топа и обеспечивает непредвзятый подход к управлению, дает много других преимуществ, но размер зарплаты играет в этом случае главную роль».

РАСЦЕНКИ НА УПРАВЛЯЮЩИХ

По данным холдинга «Анкор», зарплата, например, финансового директора в крупном российском холдинге составляет от 500 000 до 3 млн руб. в месяц, в российском подразделении западной компании с оборотом более $500 млн экспат на этой должности получает около 3 млн руб., а российский менеджер – от 500 000 до 1 млн руб. В представительстве западной компании с оборотом до $500 млн – 250 000–350 000 руб. в месяц.

Оксана Гончарова

Ведомости


ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Комментарии