03.06.2010

Новая жизнь Мантуровского фанерного комбината началась в апреле 2009 года, когда его владелец, группа "Свеза", бенефициаром которой является Алексей Мордашов, начал радикальную реконструкцию завода. Инвестиционная программа обошлась в 1,1 млрд руб., но дело того стоило. "Раньше в Мантурово выпускали 50 тыс. кубометров бросовой фанеры в год для внутреннего рынка, а сейчас — 100 тыс. кубометров фанеры высшего качества на экспорт",— рассказывает генеральный директор "Свезы" Андрей Кашубский. Кроме того, после перехода на высокопроизводительное оборудование себестоимость выпуска фанеры сократилась примерно на 40%: стало меньше брака и потерь древесины. Правда, компаний, подобных "Свезе", в фанерном секторе наберется не более десятка. Но эта горстка предприятий, оснащенных по последнему слову техники, отвоевывает доли экспортного рынка не только у многочисленных старых российских заводов (выживающих благодаря демпингу), но и у скандинавских производителей.

Для 3108 компаний из 72 обрабатывающих отраслей (данные "СПАРК-Интерфакс") мы рассчитали изменение доли основных средств в активах предприятия и среднегодовой прирост стоимости основных средств. В целом картина оказалась предсказуемо плачевной. Доля основных средств в активах изученных нами компаний за 2006-2008 годы в среднем ежегодно снижалась на 1,5%. Иными словами, основные фонды в обрабатывающих отраслях из-за дефицита инвестиций неуклонно изнашивались и обесценивались. Положительная динамика была выявлена лишь в 29 отраслях, причем только треть адептов технического прогресса принадлежит к высокоприбыльным секторам. Любопытный факт, учитывая, что валовую рентабельность выше средневзвешенного значения 14,63% в 2008 году показали 49 отраслей из 72. Яркий пример того, что внушительные прибыли не порождают технологического лидерства,— цементная отрасль. При валовой прибыли 23% она в 2006-2008 годах неудержимо теряла основные фонды (-5,6% в год). Известно, что 80% российских цементных заводов работают по отсталой "мокрой" технологии производства. Они не потрудились инвестировать в более современный "сухой" способ даже на пике цен на цемент в 2007 году.

С другой стороны, технический прогресс обошел стороной и множество бедных отраслей, таких как автомобилестроение, обувное, текстильное, мукомольное производства. Эти сектора попали в так называемую ловушку недоразвитости, говорят эксперты: архаичное оборудование раздувает издержки и съедает и без того небольшую прибыль. В такой ситуации своих денег на покупку более эффективного оборудования нет, да и банки кредитовать подобные компании не спешат.

Итак, основная масса героев-модернизаторов сосредоточена в средне- и низкорентабельных отраслях. СФ обнаружил по крайней мере шесть причин, заставивших предпринимателей активно инвестировать в обновление технологий в 2006-2008 годах.

Работа на госизнос

Лидерами по темпам роста доли основных средств в активах стали владельцы трубопроводов (+9,46% за 2006-2008 годы), коммунальщики (+7,48%), а также строители (+5,46%) и производители железнодорожных вагонов и локомотивов (+3,84%). Главная причина их технологической прыти — банальный износ. Отслужившие свой срок станки и оборудование, которое уже нельзя отремонтировать, сдают в металлолом и покупают новое. Типичный образ действий в энергетике, черной металлургии, химии, где степень износа превышает 50%, говорит Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований ГУ-ВШЭ. Модернизацию прямо или через госзаказ финансирует бюджет. 


Но самое интересное, что приток капиталов в инфраструктурные отрасли породил волну модернизации в компаниях-контрагентах. Кабельная промышленность, поставщик энергетиков, заняла третье место по темпам роста доли основных средств в активах (6,58%). При замене ветхих коммунальных сетей развился сектор полимерных труб. "Вся наша отрасль — модернизация. Столько железобетонных труб, сколько зарыто в коммунальных сетях России, нет нигде в мире",— говорит президент группы "Полипластик" Мирон Гориловский. В 2006-2009 годах группа вложила $20 млн в модернизацию Климовского трубного завода под инновационный продукт — гофрированные двухслойные трубы для канализации, на которые в Европе приходилось 40% рынка. Они легкие, прочные, идеальны для укладки в землю, рассказывает Гориловский. Когда в 2009 году выручка группы упала на 20%, продажи новой продукции, наоборот, выросли на 20% — до 1,5 млрд руб.

На подъеме дорожного строительства активизировались производители стекловолоконных дорожных сеток. Так, группа "Рускомпозит" в 2008-2009 годах вложила 260 млн руб. в модернизацию и расширение производственных мощностей на своем заводе "Тверьстеклопластик". "Мы создали производство мирового уровня по выпуску геосинтетиков, прежде не производившихся в России, с целью замещения импорта",— говорит директор "Рускомпозита" Андрей Никитин. Результат — двукратный рост доли рынка за последние два года.

Иностранный легион

Стоит крупному зарубежному концерну обратить внимание на какой-нибудь рынок в России, как там начинается модернизационная лихорадка. Столкнувшись с более технологически совершенным конкурентом, российским собственникам ничего не остается, кроме как тянутся к его уровню.

Так произошло, например, с производителями стекла и стеклотары, где доминируют зарубежные группы Pilkington, Asahi Glass (Glaverbel), Saint-Gobain и Anadolu Cam. За последние десять лет они последовательно скупили флагманов отечественной стекольной отрасли и провели их реконструкцию. Пришлось обновлять производство и уцелевшим независимым отечественным игрокам. Правда, тягаться с иностранцами смогли лишь заводы, входящие в крупные промышленные группы, такие как Новосибирский завод "Экран" (РАТМ-холдинг) или "Дагстекло" (группа "Сафинат"). Например, завод "Экран", показавший завидный рост стоимости производственных фондов в 2006-2008 годах (35,5%), в кризисное лихолетье увеличил производственные мощности под новый продукт — цветную пивную бутылку. Портфель заказов на зеленую и коричневую стеклотару расписан на год вперед, ведь прежде пивоварам Сибири и Дальнего Востока приходилось втридорога закупать цветные бутылки в других регионах.

Аналогичная ситуация сложилась на рынке моющих средств, где тон задают Procter & Gamble и Henkel. Отечественные производители бытовой химии проиграли гонку технологий и денег и стали отказываться от выпуска стиральных порошков (так, например, поступила "Калина"). Производством мирового уровня владеет единственный отечественный игрок — "Нэфис косметикс". В 2006-2007 годах ему пришлось потратить почти 100 млн евро на строительство завода для выпуска стиральных порошков по современной комбинированной технологии, которую иностранцы используют в России уже несколько лет. Зато компания за три последних года удвоила свою долю на рынке порошков (с 4,5% до 10,9%). По мнению генерального директора "Нэфис косметикс" Дмитрия Хайбуллина, это прямой результат запуска в эксплуатацию нового завода.

Словом, отечественные производители должны сказать спасибо иностранцам за свои технические успехи. Те, кто уцелел, конечно.

Островки конкуренции


В начале апреля 2010 года ГУ-ВШЭ опубликовала эпохальный труд, получивший известность как "доклад Ясина". В нем утверждается, что в технологической отсталости наших производств повинна слабая конкуренция. Каждое пятое предприятие в РФ, поясняет известный российский экономист, научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин, вообще не ощущает конкуренции в своей отрасли, около 30% фирм соревнуются исключительно с соотечественниками, и только менее 40% фирм сражаются по-настоящему — и с отечественными производителями, и с иностранцами. 


Получается, что технический прогресс приживается лишь на конкурентных рынках. Это согласуется и с нашими данными. В частности, из десятки лидеров по среднегодовому росту стоимости производственных фондов пять относятся к конкурентным отраслям. Это производства масел и жиров, плодоовощных консервов, пластмасс, резиновых изделий, а также мыла и косметики.

Яркий пример — небольшое предприятие "СМ Мишель", выпускающее косметику для внутреннего рынка и на экспорт (помада "Фруктовый поцелуй" экспортируется в Италию). Выручка "Мишель" в 2008 году составила 755,3 млн руб. Уже в кризис компания приобрела оборудование для изготовления тюбиков разного диаметра для крема, а также для выпуска прессованных изделий (пудры, теней, румян), которые раньше завозились из Польши. Это позволило получить новые заказы на контрактное производство от российских косметических компаний и сетей, а кроме того, снизило себестоимость продукции на 15-20%. "Сейчас мы оснащены на уровне лучших производителей, таких как "Калина" или "Линда"",— утверждает Михаил Жилкин, президент "СМ Мишель".

Правда, конкуренция со временем перерастает в олигополию, и "гонка вооружений" прекращается. Неудивительно, что рынки сигарет, соков, кофе, каждый из которых контролируется горсткой крупных компаний, показали отрицательную динамику по доле основных фондов в активах. Особенно "отличился" табачный сектор (-10,3%), где основные инвестиции были сделаны на этапе раздела рынка между крупнейшими табачными корпорациями BAT, Philip Morris, JTI и Gallaher в 1990-х годах.

Кушать и расти

Георгий Остапкович отмечает, что в 2009 году на фоне снижения объемов сбыта в большинстве отраслей 29% предприятий все же наращивали производственные мощности, чтобы удовлетворить растущий спрос. Кто эти счастливчики? Оказалось, добывающие компании (нефтяники, угольщики) и... сельхозпроизводители.

Сектор растениеводства в рейтинге СФ занял 9-е место по темпам роста доли основных средств в активах (+3,51%) и 2-е — по среднегодовому увеличению стоимости фондов (+41,16%).

Особенно впечатлила активность тепличных хозяйств. Они дружно оборудуют новые энергосберегающие теплицы по голландским технологиям и обзаводятся собственными газотурбинными установками. Денег хватает: даже в кризис сектор защищенного грунта сохранил благополучие. Цены на овощи и фрукты в 2009 году ненадолго упали только летом, когда в продаже появилось много грунтовых овощей, но затем вернулись к уровню 2008 года, рассказывает гендиректор "АПК XXI век" Андрей Шеховцов.

Лидером "гонки вооружений" стал тепличный комбинат "Майский" (Казань), фонды которого в 2006-2008 годах прирастали на астрономические 172% в год. Не остановился комбинат и в 2009-м, построив 3,5 га высотных теплиц со светотехническим оборудованием. Это позволило ему распрощаться с сезонностью и с низкой урожайностью из-за нехватки солнечного света. Теперь "Майский" может выращивать помидоры и огурцы круглый год. Удовольствие обошлось в 230 млн руб., зато урожайность выросла втрое, а затраты на электричество и газ сократились на 40%. Всего по сравнению с 2008-м объем поставок овощей, выращенных в старых и новых теплицах "Майского", увеличился на 15% (до 26,5 тыс. тонн).

Регулятор давления
1 января 2014 года станет судным днем для фармацевтической отрасли. К этой дате, согласно недавно принятому закону "Об обращении лекарственных средств", все российские производители лекарств должны будут в обязательном порядке перейти на международные стандарты качества GMP.

Фармацевтика — классический образец отрасли, где главным двигателем модернизации являются требования государственных органов. Фармацевты вошли в десятку лидеров по темпам роста стоимости производственных фондов в 2006-2008 годах (+31,1%). Обеспечили этот рост крупнейшие компании, которые давно знали, куда дует ветер.

А оставшимся 92% производителей (именно столько сейчас работают вне стандартов GMP) придется срочно модернизироваться — кто не успеет, лишится лицензий. "У крупных производителей вроде "Фармэксперта", "Верофарма" или "Нижфарма" все в порядке. А из некрупных реорганизовать производство смогут не более 50 игроков (всего в РФ зарегистрированы 450 фармпроизводителей). Остальные будут куплены более крупными конкурентами",— прогнозирует глава Ассоциации российских фармпроизводителей Виктор Дмитриев.

Основная проблема — отсутствие денег. Известно, что расходы на техническое перевооружение и оснащение лишь одного производства составляют $5-20 млн. Эксперты считают, что дешевле снести старый завод и построить на его месте новый. Ведь в отрасли продолжают работать заводы-реликты, которые были построены более ста лет назад. В целом российским предприятиям, чтобы перейти на GMP, понадобится около $1 млрд. В числе безденежных много уникальных предприятий, таких, как "Марбиофарм" — единственный в России производитель субстанций аскорбиновой кислоты. Помогать подобным компаниям вызвалось государство. Известно, что в стратегии развития фармацевтической промышленности до 2020 года на эти цели предусмотрено 36 млрд руб. Если бюджет исполнит свои обещания, то для старых заводов модернизация под нажимом государства станет шансом начать новую жизнь.

Для кризиса сойдет

До недавнего времени главной проблемой группы "Световые технологии", специализирующейся на приборах для освещения зданий и промышленных объектов, являлась сезонность спроса. Зимой он практически отсутствует, зато к концу года (периоду максимальной финансовой активности заказчиков) увеличивается взрывообразно. Поэтому, рассказывает Павел Сошликов, директор по маркетингу и продажам "Световых технологий", компании приходилось в декабре увольнять половину рабочих, а в июле — нанимать снова. Не говоря уже о том, что осенью рабочие упорно не соглашались на сверхурочные: завод расположен в Рязани, а для местных жителей уборка картошки — святое. В конце 2008 года компания приобрела немецкую роботизированную линию для тестирования светильников. Если раньше на сборке каждого светильника были заняты пять человек (три сборщика, специалист по тестированию и рабочий, который занимался комплектацией проводов), то теперь за все отвечает один человек, рассказывает Сошников. В 2009 году компания сохранила прибыль на докризисном уровне, несмотря на 30-процентное падение выручки.

Чтобы получить дополнительную прибыль при низкой маржинальности, необходимо повышать эффективность производства. Помимо светотехники, в числе активных секторов — выпуск масел и жиров. При валовой рентабельности 9% и 8,8% соответственно эти отрасли заняли 20-е и 11-е места в нашем рейтинге по темпам роста доли основных средств в активах. Правда, масложировые комбинаты вкладывались в энергосберегающие технологии, чтобы обуздать затраты на электроэнергию (основная статья расходов), а производители светильников — в автоматизацию, для повышения производительности труда.

По данным "доклада Ясина", выручка технологических лидеров в 2005-2008 годах росла гораздо быстрее, чем у отстающих: 23% в год против 10%. В кризис, конечно, на рост оборота мало кто надеется, но ведь увеличением объема продаж выгоды модернизации не ограничиваются. Участники нашего мини-опроса единодушно утверждают, что сохранили, а то и нарастили прибыль благодаря своей технической продвинутости. Повышение эффективности уже работающего бизнеса, пожалуй, самая беспроигрышная инвестиционная идея кризисного времени.

Юлиана Петрова

Секрет фирмы



ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Комментарии