Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Роман Семилетов: «Связка ОЦО и централизованное казначейство работает идеально»

Роман Семилетов: «Связка ОЦО и централизованное казначейство работает идеально» 22.10.2013

Роман Семилетов, финансовый директор ХайдельбергЦемент Рус и спикер Четвертой конференции «Общие центры обслуживания: организация и развитие», рассказал CFO-Russia.ru о том, как функционирует централизованное казначейство в его компании.

Роман, в вашей компании уже не первый год функционирует централизованное казначейство. В чем его преимущества?

Чтобы стало понятно, зачем нам понадобилось централизованное казначейство и какие выгоды мы для себя получили, расскажу о структуре компании. Немецкая группа компаний HeidelbergCement входит в тройку крупнейших мировых производителей цемента.

Позиция компании такова: все деньги группы должны находиться под контролем и в одном «кулаке», поэтому централизованное казначейство есть в Германии на уровне головной компании. Казначейство регулирует все вопросы, касающиеся заимствования средств, управления валютной позицией, размещения свободных денежных средств и т.д. По сути, централизованное казначейство группы выполняет функции «внутреннего банка» для всех остальных компаний группы.

Консолидация денежных средств в единый «кулак» позволяет вести более выгодные переговоры с банками, а также быть более гибкими с точки зрения управления ликвидностью внутри группы. Например, если есть свободные деньги в одной стране, а в другой дефицит средств, то можно через внутренний кэш-пул передавать деньги из одной страны в другую. Естественно, для этого есть определенные механизмы: внутренние займы и т.д.

Как эта схема работает у нас на уровне России?

У группы HeidelbergCement Russia девять юридических лиц на территории России, и все они входят в единый кэш-пул. Все деньги в конце рабочего дня попадают на один расчетный счет, причем это не виртуальное, а физическое перечисления средств через механизм zero-balancing.

Схема работает точно таким же образом, как и на уровне группы. Например, внутри кэш-пула компании может возникнуть потребность во внутреннем заимствовании. Компании, у которых есть свободные денежные средства, помещают их в кэш-пул и за это получают определенные проценты и начисления от других участников кэш-пула. Те компании, у которых есть временный дефицит, пользуются средствами других участников кэш-пула, и стоимость заимствования в этом случае существенно ниже, чем при банковском кредитовании. Конечно, весь этот процесс юридически оформлен: есть договор с банком и отдельный договор о взаимном финансировании, который объясняет экономическую целесообразность организации кэш-пула и механизм расчета процентов между участниками. В любой момент времени я точно знаю, какой баланс у компаний- участников в кэш-пуле, у кого плюс, у кого минус, и кто кому сколько должен.

Получается колоссальный эффект. Раньше мне приходилось ежедневно отслеживать ликвидность каждой компании – есть ли у них свободные денежные средства, или, наоборот, им нужно организовывать заёмное финансирование. Сейчас эти вопросы решаются автоматом. Более того, сейчас к кэш-пулу привязана линия овердрафта банка, с которым мы работаем. Она достаточно существенная. И я могу совершенно спокойно переходить из плюса в минус, из положительного сальдо в отрицательное, без оформления дополнительных документов. Мне не нужно извещать банк о том, что нам нужен очередной займ: овердрафт включается автоматически и также автоматически погашается.

А есть ли сложности в организации и функционировании централизованного казначейства?

Далеко не каждый банк предоставляет инструмент, о котором я говорю, то есть zero-balancing – далеко не массовый продукт.

Вторая сложность вытекает из самой структуры организации – все средства и операции должны проходить через один банк. Это не всегда возможно, потому что не всегда ваш банк присутствует в тех точках, где у вас есть бизнес. Как мы вышли из этой ситуации? С помощью связки ОЦО-централизованное казначейство. Банковские счета всех наших компаний открыты в Москве, а платежи осуществляются из нашего ОЦО в Подольске. Мы обслуживаем Россию от Калининграда до Башкирии – и абсолютно все компании обслуживаются в ОЦО и участвуют в этом кэш-пуле.

Эта связка, ОЦО и централизованное казначейство с кэш-пулингом, работает очень хорошо, на мой взгляд.

Финансы у нас полностью централизованы на уровне управляющей компании (бухгалтерский и налоговый учёт, казначейство, корпоративная отчётность и контроллинг).

Каким компаниям вы бы советовали подумать над созданием централизованного казначейства?

Структура, которая есть у нас, идеально подходит для групп компаний. При условии, что все контролируется одной группой акционеров.

Имеется, правда, одно ограничение – в России до сих пор не работает International Cash Pulling. Если речь идет о переводе средств за рубеж или получении средств из-за рубежа, работа существенно усложняется. Законодательство в области валютного контроля создает в этом направлении определённые сложности.

Связка ОЦО и централизованное казначейство работает, на мой взгляд, идеально. Без ОЦО это реализовать гораздо сложнее. У нас в компании шла эволюция – мы сначала сделали ОЦО, а потом пришли к централизации функции казначейства. Само по себе централизованное казначейство без ОЦО, на мой взгляд, будет работать не так эффективно.

Более подробно познакомиться с опытом компании HeidelbergCement Russia и задать собственные вопросы Роману Семилетову вы сможете на конференции «Общие центры обслуживания: организация и развитие», которая состоится в Ярославле 13-15 ноябьря 2013 года.

Нина Данилина


Комментарии