Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Дмитрий Шевченко: «Мы близко подошли к валютному риску»

Дмитрий Шевченко: «Мы близко подошли к валютному риску» 06.08.2013

Дмитрий Шевченко, директор департамента по управлению рисками «МегаФон», и один из спикеров седьмой конференции «Корпоративные системы риск-менеджмента», рассказал CFO-Russia об особенностях управления валютными рисками.

Каковы основные сложности управления валютными рисками?

В этом году «МегаФон» впервые за всю историю компании захеджировал валютные риски. Около года длилась серьезная работа – от начала переговоров с банками до утверждения проекта на совете директоров.

Самая большая сложность, которую мы выявили, – убедить высший менеджмент принять важное и серьезное управленческое решение по хеджированию и его реализации. Причем принять это решение сильно заранее, до того, как риск реализуется. Обычно когда начинаются разговоры о необходимости управления валютными рисками, волатильность на рынках находится на приемлемом уровне, и важность этих рисков воспринимается как незначительная. Когда же риск реализуется или близок к реализации, управлять им становится очень сложно, так как вырастают процентные ставки на хеджирование, и приобретать инструменты для снижения данного риска уже невыгодно

Как вы решили эту проблему?

Нам «помогло» то, что мы близко подошли к валютному риску. У нас был и остается очень большой кредитный долларовый портфель, поэтому любая волатильность на валютном рынке отражается на наших обязательствах. Учитывая публичность компании (компания стала публичной в ноябре 2012 года) и необходимость повышения стабильности чистой прибыли (в июне 2012 года мы получили большое списание валютных убытков) менеджмент «МегаФон» осознал, что валютный риск может повлиять на отчетность компании.

Дополнительно мы провели серьезный анализ и моделирование валютного риска. Мы сопоставили все наши доходы и расходы, получили «открытую валютную позицию». По сути – остаточный риск, которому подвержена компания от изменения курсов валют.

Использовалось и моделирование Монте-Карло, чтобы просчитать различные сценарии, посмотреть, какой максимальный риск возможен. С помощью моделирования мы искали наиболее оптимальный инструмент, который снизил бы волатильность. Была проведена огромная работа с банками, которые под наш риск-профиль структурировали различные инструменты хеджирования.

Включили в работу и понятие допустимого ценового диапазона, выше которого хеджирование становится затратным и необоснованным. Мы пытались найти баланс между затратной и рисковой частями, чтобы затратная часть не превысила риски. Это еще один ключевой момент, который нам пришлось проанализировать.

Были ли еще какие-либо особенности управления валютными рисками?

Еще одна сложность, которую вызвал выбор оптимального инструмента валютных рисков, – это так называемый эффект на трансляционный риск. То есть то, как отражается этот инструмент в отчетности. По сути, каждый инструмент, который приобретается, регулярно должен переоцениваться относительно рынка. Любые изменения на рынке отражаются в стоимости этого инструмента, а затем и в отчетности. Hedge Accounting позволяет этот пункт перевести в отдельную статью финансовой отчетности, в так называемую Other Comprehensive Income, тем самым устраняя волатильность в отчете о прибылях и убытках.

Есть пропорциональная зависимость между стоимостью инструмента и возможностью использовать Hedge Accounting. Данные правила обычно применимы к самым простым и к самым прямолинейным инструментам – таким как, Plain Vanilla Swaps. По сути, это базовый и наиболее эффективный инструмент для митигации риска, и, соответственно, он имеет более высокую стоимость на рынке.

Нашему менеджменту было важно не только снизить риски в отношении нашего денежного потока, но и увидеть положительное влияние этих инструментов на отчетность.

Еще одна сложность работы с валютными рисками – необходимость соотносить уровень снижения риска со стоимостью инструмента и влиянием на отчетность. Эти три фактора обратно пропорциональны друг другу, и найти баланс между ними непросто.

Более подробно познакомиться с опытом компании «Мегафон» и задать собственные вопросы Дмитрию Шевченко вы можете на конференции «Корпоративные системы риск-менеджмента», которая состоится в Москве 26-27 марта.

Нина Данилина


Комментарии