Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Дмитрий Мартынов: «50% рисков закрываются форвардами»

Дмитрий Мартынов: «50% рисков закрываются форвардами» 04.06.2013

Дмитрий Мартынов, начальник отдела управления рисками «Аэрофлот» и один из спикеров одиннадцатой конференции «Корпоративные системы риск-менеджмента», рассказал CFO-Russia о финансовых инструментах снижения рисков.

Дмитрий, как правильно выбрать финансовые инструменты снижения рисков?

Финансовых инструментов в настоящее время придумано очень много. Но наиболее популярными остаются в первую очередь те из них, которые активно торгуются на рынке и могут в кратчайший срок использоваться компаниями. Это простые инструменты – такие как форварды, ванильные опционы, свопы.

Выбор финансовых инструментов всегда происходит в ограниченный промежуток времени и подчинен, на мой взгляд, конкретным обстоятельствам – положением компании и рынка в данный момент времени. Поэтому идеально хороших и абсолютно плохих инструментов не бывает, все зависит от ситуации.

А как вы в «Аэрофлоте» выбирали финансовые инструменты?

Сразу оговорюсь, что это не универсальный способ, а вполне конкретная ситуация, которая определялась конкретными задачами.

В определенный момент перед «Аэрофлотом» встала задача – захеджировать свои валютные и ценовые финансовые риски в максимально короткий промежуток времени, пока цены на активы держались на приемлемом уровне.

В этой ситуации, учитывая ограниченный промежуток времени, мы и выбирали инструменты. В результате остановились на форвардах, колларах и других несложных комбинациях опционов.

Когда же основная часть рисков была захеджирована, мы смогли учесть дополнительные факторы (например, неравномерность поступления выручки, срок хеджирования) и подобрать более сложные инструменты снижения рисков – азиатские или барьерные опционы, опционы с ограниченными выплатами и т.д.

Надо отметить, что со временем этот процесс становится рутинным и вполне устоявшимся, что не мешает, однако, каждый раз анализировать новые идеи, которые рождаются как внутри «Аэрофлота», так и поступают извне от банков, с которыми мы работаем.

Сколько по времени занял выбор, а сколько внедрение? Насколько процесс выбора трудоемкий?

Обычно весь процесс выбора довольно продолжительный и многоступенчатый.

Сначала это рабочие варианты, которые предлагаются и обосновываются в зависимости от задач компании. Далее варианты могут выноситься на правление или даже на совет директоров. Руководство принимает решение, какие инструменты можно использовать, а от каких следует отказаться ввиду, например, повышенных рисков по этим инструментам или иной неопределенности. Этот процесс занимает в среднем от 1 до 3-х месяцев. Затем из шорт-листа инструментов выбирается один-два.

Какие отделы задействованы в выборе финансовых инструментов?

По моему опыту, чем больше подразделений участвуют в этом процессе, тем хуже. Распыленный процесс принятия решений приводит к тому, что начинаются ненужные споры и конфликты, так как каждый исходит из своего опыта и своих представлений о рисках. Поэтому лучше четко знать, кто определяет выбор финансовых инструментов и отвечает за то, что они выбраны качественно.

В «Аэрофлоте» есть отдел управления рисками. Совместно с отделом управления инвестициями мы участвуем в выборе финансовых инструментов. В нашем случае это очень ограниченный круг людей, и обычно больше никто в этом процессе не задействован.

А вот уже предварительно выбранный перечень инструментов оговаривается с другими департаментами. Чтобы у всех было одинаковое понимание, для чего делается тот или иной инструмент и как он снизит риски компании.

Что вы можете посоветовать своим коллегам, которые стоят в самом начале пути выбора финансовых инструментов?

Сошлюсь на опыт японцев. Когда дело доходит до принятия финансовых решений, 50% рисков они закрывают самыми простыми финансовыми инструментами – форвардами. Еще процентов 30% – немного более сложными инструментами (например, опционами). А оставшиеся 10-20% процентов можно закрывать любыми экзотическими инструментами – они не сильно повлияют на результат хеджирования, большая часть рисков будет закрыта простыми инструментами.

Более подробно познакомиться с опытом компании «Аэрофлот» и задать собственные вопросы Дмитрию Мартынову вы можете на одиннадцатой конференции «Корпоративные системы риск-менеджмента», которая состоится в Москве 6 октября 2017 года.

Нина Данилина


Комментарии