Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Константин Рычагов: «Риски могут вызывать эффект домино»

Константин Рычагов:  «Риски могут вызывать эффект домино» 01.06.2012

Константин Рычагов, директор департамента внутреннего контроля и управления рисками «Энергостройинвест-Холдинг» и один из ключевых спикеров конференции «Корпоративные системы риск-менеджмента 2012», ответил на несколько вопросов CFO-Russia, касающихся взаимосвязи между рисками различного типа.

Насколько важно и сложно установить взаимосвязь между отдельными видами риска?

Риски не существуют отдельно друг от друга. Иногда они могут являться причиной наступления друг друга и вызывать эффект домино. Важно понимать, какой объем негативных последствий может нанести весь портфель рисков, выявленных в компании.

Пример из моей повседневной работы. Наша компания занимается электросетевым строительством. Например, у нас есть контракт на выполнение работ в обозначенный срок. Если в определенный момент времени компания, занимающаяся проектированием, допустит ошибку, не вовремя выпустит проектно-сметную документацию и не вовремя передаст ее на следующий этап, то может начаться эффект снежного кома.

Несвоевременно получив документы, следующая компания, которая занимается планированием, не сможет заранее запланировать покупку оборудования. Изменятся и объем рисков и возможные последствия.

Компания, осуществляющая строительно-монтажные работы, не сможет выполнить все свои обязательства. Потому что уже будет несвоевременно подана документация, несвоевременно поставлено оборудование, несвоевременно начато строительство.

В итоге на каждом участке цепочки мы получаем риски, не очень высокие по ущербу. Но в конечной точке они накапливаются и реализуются. Поэтому необходимо анализировать риски, выявлять причинно-следственную связь, расставляя риски в цепочку, и опять же рассчитывать общий эффект от наступления рисков с учетом их вероятности.

Что влияет на пересмотр подхода к управлению тем или иным риском?

Каждая компания устанавливает для себяопределенный период, через который она будет пересматривать свой портфель рисков. Мы проводим переоценку рисков раз в квартал.

Во-первых, есть внешние факторы – законодательство РФ, отраслевые нормы и правила делового оборота, взаимоотношения с заказчиками. Словом, все то, что влияет на нашу деятельность извне. Во-вторых, внутренние факторы – качество управления, качество нашей деятельности и т.п.

С внутренними факторами мы можем справиться быстро и эффективно, просто перестроив бизнес-процессы. А на внешние факторы мы почти не сможем повлиять. Но в наших силах запланировать действия, которые помогут нам оптимизировать или перестроить наш подход к ведению бизнеса.

Возьмем риски, связанные с развитием бизнеса. Например, мы знаем, что через полгода будет внесено изменение в законодательство, которое потребует от нас пройти обязательную сертификацию. Для нас возникает риск в связи с возможным прохождением сертификации, и с этого момента он получает наполнение, объем и измеримую стоимость. Следовательно, мы меняем подход к управлению. С мониторинга мы переключаемся на планирование и реализацию мероприятий.

Какова роль ИТ-системы в управлении отдельными видами риска?

Я бы сравнил ИТ-систему с кровеносной системой в организме, а риски с кровяными тельцами. Если бы не было кровеносной системы, они циркулировали бы хаотично. Кровеносная система несет направляющую, организующую и связующую функции; позволяет эффективно управлять отдельно взятым риском, а также смотреть на риски с точки зрения портфеля, общей оценки.

Но ИТ-систему достаточно сложно подобрать под специфику компании. Мы нашу программу писали под себя.

Ближайшая конференция по риск-менеджменту пройдет июле 2013 годаПятая конференция «Корпоративные системы риск-менеджмента».

Нина Данилина


Материалы по теме:

Комментарии