Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Добавленную стоимость есть зачем отобрать

30.01.2012
В качестве одного из вариантов "стабилизирующего" налогово-бюджетную систему РФ налогового решения в правительстве обсуждается возможность увеличения налога на добавленную стоимость (НДС). В пятницу в кулуарах сессии Всемирного экономического форума в Давосе это признал первый вице-премьер Игорь Шувалов. Решение о росте НДС выше 18% не принято, но определена его цель — обеспечение ресурсов для финансирования инфраструктурных проектов. Она может быть достигнута и путем передачи регионам дополнительных фискальных полномочий. Обсуждение вариантов увеличения НДС выглядит как подготовка Белого дома к сохранению текущего экономического курса любой ценой и подтверждение намерений предоставления регионам большей политической свободы — даже при сильном изменении внешней конъюнктуры.

Заявление об обсуждении в Белом доме увеличения одного из трех базовых источников доходов федерального бюджета, НДС, первый вице-премьер Игорь Шувалов сделал в кулуарах Давоса вечером в пятницу. Его комментарий по этому вопросу распространил телеканал Russia Today. По словам господина Шувалова, "одним из вариантов" реформы налоговой системы является рост ставки (размер не назван) и перераспределение налога между федеральным и региональным уровнем бюджетной системы. "Мы можем пойти на увеличение ставки НДС и разделить эти средства. Те средства, которые будут собраны за счет увеличенного налога, пойдут на нужды регионов,— цитирует первого вице-премьера "Прайм".— Нам нужны инвестиции в инфраструктуру, а им нужны финансы. Я думаю, это была бы наименьшая из социальных проблем".

Он также пояснил, что возможность повышения налогов (в том числе, очевидно, и НДС) — вариант, обсуждаемый Белым домом и его экспертами только в случае невозможности из-за проблем с конъюнктурой на внешних рынках привлекать средства на реализацию "инфраструктурных проектов". "Если бы у нас было достаточно денег для наших проектов, если бы мы смогли продать некоторые активы, находящиеся в госсобственности, и получить необходимые средства для финансирования инфраструктурных проектов, мы бы и не стали обсуждать этот вопрос",— пояснил он. Источник в окружении господина Шувалова пояснил "Ъ" логику варианта с ростом НДС так: инвесторы, в том числе в Давосе, требуют от правительства РФ среднесрочной стабилизации ставок налогов — и увеличение НДС могло бы защитить от конъюнктурных колебаний федеральные доходы.

Напомним, косвенные налоги (в первую очередь НДС) дают более стабильные поступления в налоговую систему в сравнении с прямыми. Очевидно, что вариант с ростом НДС рассматривается Белым домом как возможная страховка от обвала нефтяных цен в 2012-2014 годах. Кроме того, "расщепление" НДС на региональную и федеральную части теоретически призвано решить и одну из внутренних проблем Белого дома — проблему дефицита ресурсов, необходимых для увеличения налоговой самостоятельности и финансовой ответственности регионов при желании сократить федеральные трансферты в региональные бюджеты. Не исключено, что увеличение НДС может позволить правительству и увеличить объемы сбережений в резервном фонде за счет большей стерилизации нефтегазовых доходов — в основном сборов экспортной пошлины на нефть.

По данным "Ъ", эксперты налоговых и макроэкономических групп проекта коррекции "Стратегии-2020" в 2011 году практически не обсуждали возможности роста НДС. Так, в промежуточном варианте доклада рабочих групп в июле 2011 года упоминалась возможность унификации налоговой базы по НДС и стабилизации ставки на уровне 18-20%. Отметим, из-за особенностей администрирования налога в РФ база по НДС шире, чем в Евросоюзе, где для крупных экономик ставка в 19-20% является предельной. Ставка на уровне 21% и выше более характерна для европейских экономик, находящихся в той или иной мере кризисной ситуации — Италии и Ирландии, Бельгии (21%), Греции и Португалии (23%). Более высокие уровни НДС, 23-25%, характерны для скандинавских стран.

Возможность роста НДС до последнего момента практически не обсуждалась публично. За несколько часов до заявления господина Шувалова бывший вице-премьер Алексей Кудрин и ранее достаточно прохладно относившийся к идеям увеличения НДС заявил в Давосе о "ненужности" увеличения кумулятивной налоговой нагрузки. В пятницу же помощник президента Аркадий Дворкович подтвердил обсуждение в Белом доме варианта роста НДС (он, правда, заявил, что в этом варианте предполагается снижение налогов на корпоративные доходы), назвав альтернативой замену НДС налогом с продаж (напомним, господин Дворкович уже в течение многих лет является энтузиастом такой замены).

Илья Соколов из Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара отмечает: верхний порог увеличения ставки НДС в РФ — 20-22%. "Это максимум. Выше — мы просто выпадаем из общей картины мира. Кроме того, у стран, применяющих высокую ставку налога, слишком много освобождений, а качество администрирования падает. Инвесторы (особенно в Давосе) всегда готовы разменять снижение налогов на доходы на снижение косвенных налогов. Ведь они лишь агенты по уплате НДС — по сути, налог платит конечный потребитель. Я не вижу смысла в увеличении косвенных налогов без снижения налогов на доходы. При этом очень важно введение прогрессивной шкалы налогообложения (с ростом доходов увеличивается и ставка налога.— "Ъ"), на что правительство вряд ли пойдет",— считает он.

В РФ НДС введен со ставкой до 28% в 1992 году как замена неудачной инициативы властей СССР по введению единого налога с продаж в 5%. Налог с продаж на федеральном уровне в РФ вводился в 1998-1999 годах, но в замену не НДС (он тогда составлял 20%), а региональных, в том числе оборотных, налогов и сборов и в 2001-2004 годах был отменен как неэффективный. Последние данные по сборам НДС в 2011 году ФНС публиковала по конец ноября 2011 года: первые 11 месяцев 2011 года дали сборы налога в 1,55 трлн. руб. при общих сборах налоговой системы в 8,7 трлн. руб.

Негативная сторона применения Белым домом варианта с увеличением НДС — общий рост налоговой нагрузки, увеличение теневого сектора, поддержка экспортного спроса за счет внутреннего и, косвенно, увеличение доли госинвестиций в общих капвложениях. Очевидно, что само обсуждение в Белом доме возможности увеличения НДС в случае углубления кризиса отражает его готовность задействовать инструмент проциклической экономической политики в наиболее опасном ее варианте: увеличение налогов при спаде деловой активности, которую неизбежно вызовет гипотетическое снижение цен на нефть, газ и металлы, означает дополнительное ограничение возможностей стимулировать экономический рост в секторах, которые не спонсируются государством.

При этом такая политика повысит влияние власти на частный бизнес на новом возможном витке кризиса. Предоставление же части увеличенного НДС в региональные бюджеты может послужить эффективной "платой за лояльность" для региональных властей, которые федеральная власть с 2013 года намерена разрешить выбирать демократическим путем. Наконец, увеличение НДС во время кризиса — единственная возможность в течение нескольких лет сохранять заявленный в "Стратегии-2020" в 2005-2008 годах курс на "инновационную модернизацию" без структурных и институциональных реформ.

Юлия Цепляева из BNP Paribas убеждена: "Когда правительство не в состоянии улучшить адресность и качество администрирования расходов, оно прибегает к увеличению налогов. Кто поверит, что налоги не будут увеличиваться, если об этом правительство заявляло в прошлом году, а теперь на фоне новых обещаний о неизменности ставок обсуждается их увеличение?" У НДС, при всей сложности его администрирования, действительно самая большая собираемость, и общий эффект увеличения налоговой нагрузки не сможет быть компенсирован посильным для правительства снижением нагрузки на доходы, соглашаются опрошенные "Ъ" экономисты. К тому же в условиях падения общей экономической активности и сокращения инфляции эффект от роста ставки НДС может быть "гораздо меньшим, чем тот, на который рассчитывают власти", убеждена госпожа Цепляева. Илья Соколов добавляет, что увеличение ставки налога даже до максимальных 22% прибавит бюджетным доходам порядка 1,2% ВВП, тогда как обсуждавшееся экспертами "Стратегии-2020" снижение ставки страховых взносов с 30% до 15% (несогласованный вариант снижения нагрузки на доходы) привело бы к заметно большему выпадению доходов.

Детали обсуждения роста НДС в Белом доме неизвестны — но с большой вероятностью этот вариант уже имеет поддержку сторонников идеологии "жесткой руки" и "выращивания национальных чемпионов" — не только в политической, но и в экономической сфере.

Дмитрий Бутрин, Алексей Шаповалов, 
Газета "Коммерсантъ"

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Комментарии