Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Иван Соловов, UCL Holding: «Даже если рынки “трясутся”, наша общая доходность оказывается выше, чем у конкурентов»

Иван Соловов, UCL Holding: «Даже если рынки “трясутся”, наша общая доходность оказывается выше, чем у конкурентов» 01.06.2018

Иван Соловов, руководитель управления развития UCL Holding и спикер Делового завтрака для финансовых директоров транспортных и логистических компаний «Стратегия работы на меняющемся рынке», рассказал CFO Russia о хеджировании рисков при финансировании инвестиционных программ в его компании.

Какой тип хеджирования чаще всего используется в UCL Holding?

В основном компании нашей группы используют натуральное хеджирование. Мы стараемся привлекать наши обязательства в той валюте, в которой имеем выручку. У некоторых компаний у нас она бивалютная. В этих случаях мы структурируем кредитный портфель так, чтобы примерная доля обязательств соответствовала долям распределения выручки по валютам.

Каковы риски инвестиционных проектов и как вы их компенсируете?

Мы хеджируем не только валютные, но и специфические риски отдельных проектов. Так как у нас транспортный холдинг, то и проекты у нас соответствующие. Основные специфические риски для них связаны с наличием грузовой базы. Поэтому нам важно правильно спрогнозировать ее для наших инвестиционных проектов. Но никто не может сделать такие прогнозы верными на 100%. Даже на биржевые товары или валюты они меняются по несколько раз за месяц.

В нашей отрасли есть грузы, которые традиционно считаются самыми высокодоходными. Например, зерно и контейнеры. Перевалка угля, черных металлов и других генеральных грузов чуть менее доходна. Проблема в том, что высокодоходные грузы еще и самые волатильные. Например, экспорт зерна и спрос на его перевалку завязаны на урожайность. В неурожайные годы спрос падает. Менее доходные грузы, в свою очередь, более стабильные.

Есть компании, которые ставят на развитие высокодоходных мощностей. В благоприятной ситуации они получают большую выручку. Но при локальных спадах они много теряют.

Мы пытаемся структурировать наш инвестиционный портфель, используя диверсифицированный подход. Наши проекты связаны с развитием как высокодоходных мощностей, так и более стабильных грузопотоков. В итоге даже если рынки «трясутся», наша общая доходность оказывается выше, чем у наших конкурентов, которые ставят только на самые прибыльные грузы.

С какими проблемами вы сталкивались при натуральном хеджировании в условиях высокой волатильности?

В 2014 году произошла девальвация рубля. По отношению к доллару он обесценился в 2 раза. Принципы натурального хеджа подразумевают, что обязательства должны соответствовать структуре денежного потока. Если он привязан к доллару, мы можем все наши обязательства привлекать в долларах. И наоборот. Но при существенных сдвигах на рынке может трансформироваться сама структура денежного потока.

Например, мы обслуживаем экспортные грузопотоки российских компаний. Для них удобно для минимизации валютных рисков, чтобы ставка за транспортировку была привязана к доллару. Мы понимали, что выручка у нас будет аналогичная. Поэтому обязательства привлекали в валюте. Когда же рубль упал в 2 раза, поменялось само ценообразование.

Наши конкуренты по обслуживанию экспортных потоков – железнодорожные компании и автомобильный транспорт. Их ценообразование привязано к рублю. Чтобы оставаться конкурентоспособными, нам пришлось снизить наши валютные ставки. То есть сильная девальвации внесла существенный дисбаланс в принцип работы натурального хеджирования.

Как вы справились с этими проблемами?

Первой реакцией было стремление переконвертировать все обязательства в рубли. Но это было бы ошибкой. Мы проанализировали структуру наших денежных потоков и поняли следующее: несмотря на то, что часть выручки перешла из квазидолларовой в квазирублевую, суммарный денежный поток по группе все равно остался сбалансированным. Руководство компании приняло взвешенное решение, что конвертировать в рубли валютную часть кредитного портфеля на пике стоимости доллара нецелесообразно. История показала, что мы были правы. Позже доллар снизился с 80 рублей до 60.

Также мы стали более взвешенно смотреть на ситуацию. Мы обращаем внимание не на то, в какой валюте у нас поступления, а на влияющие на них факторы. Определяем, кто наши конкуренты, и что будет происходить в случае значительных валютных колебаний. Также мы принимаем во внимание фактор государственной политики – в частности, инициатив ФАС в области установления портовых тарифов в рублях. Благодаря такому подходу мы теперь лучше сбалансировать кредитный портфель по отношению к структуре денежного потока и защититься от негативных последствий при существенном изменении курсов валют.

Задать свои вопросы Ивану и узнать больше об опыте UCL Holding вы сможете на Деловом завтраке для финансовых директоров транспортных и логистических компаний «Стратегия работы на меняющемся рынке», который состоится 7 июня 2018 года в Москве.

Анастасия Алешина


Комментарии