Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Олег Бабкин, Ассоциация МСОПАУ: «Управляющий – центральная фигура в банкротстве, его неправильные действия могут навредить должнику и кредиторам»

Олег Бабкин, Ассоциация МСОПАУ: «Управляющий – центральная фигура в банкротстве, его неправильные действия могут навредить должнику и кредиторам» 10.10.2017

Олег Бабкин, партнер коллегии арбитражных управляющих Ассоциации МСОПАУ и спикер конференции «Банкротство бизнеса: практика и технологии проведения», рассказал CFO Russia, как компании самостоятельно инициировать банкротство.

При каких условиях должнику выгодно самостоятельно инициировать банкротство?

Существенных условий четыре.

Первое — понимание, что бизнес дальше будет только увеличивать долговую нагрузку, реальных оснований считать, что он станет генерировать прибыль, нет. То есть бизнес становится «токсичным» для иных участников оборота: принимает обязательства, но рассчитаться не сможет. В такой ситуации ориентироваться надо на абстрактного добросовестного управленца и соответствующие стандарты управленческой практики.

В этом случае затягивать с подачей заявления о банкротстве не стоит. Это убережет руководителя от субсидиарной ответственности за несвоевременную подачу заявления должника о банкротстве.

Второе условие — такое понимание должно быть не только у конкретного должника, но и у других участников его бизнес-группы, у которых есть требования к нему. Такое требование, суммой желательно больше 300 000 руб., должно быть установлено в судебном порядке.

Третье условие — банкротство суть принудительная ликвидация должника. Значит, участникам должника необходимо принять решение о ликвидации должника, назначить ликвидатора. Это позволит избежать реабилитационных процедур в деле о банкротстве: наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления. Надеяться, что они реально помогают должнику восстановить платежеспособность не стоит, они не помогают, зато увеличивают сроки и несут риски смены управляющих на переходах из процедур.

Четвертое условие — у должника должна быть надежная кандидатура арбитражного управляющего, который мог бы провести соответствующее дело о банкротстве.

Нарушение любого из этих условий может обернуться серьезными и непредсказуемыми последствиями для должника и его бенефициаров. Следует четко понимать, что указанные условия позволят получить инициативу в деле о банкротстве, а их несоблюдение передаст ее кредиторам.

Какие риски должен учесть должник при самостоятельной инициации банкротства? Как их минимизировать?

Существенных рисков два.

Первый — риск введения не той процедуры. Риском уже следует считать введение процедуры наблюдения, поскольку кредиторы, включившиеся в реестр требований кредиторов в этой процедуре, смогут на переходе в следующую процедуру (скорее всего это будет — конкурсное производство) переизбрать иного управляющего. Как этого избежать? Инициировать процедуру по правилам ликвидируемого должника.

Второй риск — утверждение в качестве управляющего неизвестного арбитражного управляющего либо, что хуже, управляющего в профессиональных и этических качествах которого у должника есть существенные сомнения. Юристы любят повторять клише: управляющий — это центральная фигура в банкротстве и его неправильные действия могут существенно навредить как должнику, так и кредиторам. Это верно.

Как минимизировать этот риск? Инициированием банкротства кредитором, который заявит кандидатуру управляющего, в чьих профессиональных и этических качествах сомнений нет.

Какие дела по самостоятельной инициации банкротства вы считаете значимыми для формирования тенденций судебной практики?

На первом месте у меня — судебные акты о «льготе на банкротстве» (Определения ВС РФ от 12.10.2016 № 306-ЭС16-3611, от 27.03.2017 № 305-ЭС16-18717).

Это связано с личным удивлением — судебная практика неприкрыто вложила совсем иной смысл в норму и сделала это при небезупречном толковании закона.

Льгота на банкротство, предусматривает, что кредитная организация может предварительно не «просуживать» задолженность, а сделать публикацию на сайте www.fedresurs.ru и обратиться в суд с заявлением о банкротстве.

Эта идея законодателя начала собственную жизнь. Судебная практика сначала разрешила приобретателям прав требований (то есть некредитным организациям) от кредитных организаций использовать льготу на банкротство. Затем было ограничено право самих кредитных организаций на льготу только типовыми операциями кредитных организаций (кредитная задолженность и т. п.).

Очевидно, Верховный суд РФ сделал заброс на будущее, и в дальнейшем сузит институт предварительного «просуживания» перед банкротством.

Еще один значимый кейс — Определение ВС РФ № 305-ЭС17-4728 по делу № А40-55621/2016 от 27.07.2017. Им Верховный суд разъяснил судам, что факт ликвидации должника препятствует введению реабилитационных процедур, поскольку участники должника уже выразили намерение на ликвидацию бизнеса.

Это Определение имеет важное значение, поскольку до сих пор в судебной практике имелись противоречивые подходы: или наблюдение вводят, или вообще могут отказать в признании должника банкротом, ну или сразу вводили конкурсное производство.

Задать свои вопросы Олегу вы сможете на конференции «Банкротство бизнеса: практика и технологии проведения», которая пройдет 20 октября 2017 года в Москве.

Ирина Экзархо

Комментарии