Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Венчурный капитал: горячие новости

14.07.2009

Одна из легенд Кремниевой долины пытается развеять мрак, сгустившийся над мировым венчурным капиталом. Марк Андриссен, прославившийся в 90-е годы как один из основателей компании Netscape Communications, разработчика одного из первых веб-браузеров, объявил шестого июля, что он и его партнер, Бен Горовитц, создали фонд в 300 миллионов долларов для поддержки перспективных старт-апов. Желающих вложить деньги оказалось больше, чем нужно – инвестиции сделали еще несколько известных деятелей из отрасли высоких технологий.

И это не единственный луч света. «Индекс доверия» (показывающий отношение венчурных капиталистов Кремниевой долины), рассчитанный Марком Кэннисом, аналитиком из Университета Сан-Франциско, показал, что инвесторы уже второй квартал подряд повышают свою активность. Рынок IPO (который венчурные капиталисты используют, чтобы выйти из выросшего старт-апа), пребывавший доселе в коматозном состоянии, также начал проявлять признаки жизни. Во втором квартале 2009 года IPO совершили сразу пять венчурных компаний. Общий объем сделок составил 721 миллион долларов.

Однако с худшим еще далеко не покончено. Кризис потрепал многие старт-апы, вынудив инвесторов закачать в них дополнительные средства. Плачевное состояние рынка IPO, а также сферы слияний и поглощений означает, что эти деньги будут заморожены в компаниях гораздо дольше, чем планировалось. Это почти наверняка приведет к радикальному переделу отрасли. Андриссен полагает, что около 300 из 880 существующих на данный момент фондов могут исчезнуть. Обозреватели предупреждают о появлении «фондов-зомби», которые лишь пытаются «довести до зрелости» свои существующие инвестиции, однако новых уже не совершают.

Национальная ассоциация венчурных капиталистов (НАВК) лоббирует реформы, которые, по ее мнению, оживят рынок IPO. В числе прочего, она ратует за создание нового поколения инвестиционных банков, необходимых для поддержки венчурных компаний. «Мы не можем сидеть и ждать, пока к нам придут большие банки»,— объясняет Диксон Долл, экс-председатель НАВК. Также группа требует от регуляторов снизить требования комплайенса к небольшим фирмам, планирующим выход на публичный рынок.

Однако все эти предложения не решают главной проблемы отрасли, которая заключается в том, что большинство венчурных капиталистов просто не смогли найти достаточное число компаний, способных обеспечить ту отдачу, которую они обещали инвесторам. Недавнее исследование, посвященное предпринимательству, указывает, что венчурные инвестиции десятилетней давности в конце этого года дадут отрицательную отдачу, поскольку сегодня уже никто не ждет больших успехов от доткомов.

Беда в том, что многие венчурные капиталисты умеют находить деньги, но совершенно не умеют вкладывать их. Даже после краха интернет-компаний богатые семьи, пенсионные фонды и прочие инвесторы выстраиваются в очередь, чтобы поддержать фонды, которые, как они надеются, предъявят миру очередную Google. В результате начиная с 2004 года венчурные фонды инвестировали в старт-апы фантастические 26 миллиардов долларов в среднем за год.

Но большая часть этих денег осела в компаниях-клонах, которым никогда не будут хватать звезд с небес. Хуже того, избыток наличности раздул оценки молодых бизнесов, в результате чего венчурным фондам стало труднее извлечь из них прибыль. Многие сегодня полагают, что отрасль должна существенно сократиться в размере. По мнению венчурного капиталиста Фреда Вильсона, объем ежегодных вложений должен снизиться до 15–17 миллиардов долларов – только тогда можно будет достичь приемлемых показателей прибыльности. Другие эксперты называют даже меньшую цифру – 12 миллиардов долларов.

Инвесторы уже не так охотно расстаются с деньгами. По данным НАВК, за первые три месяца этого года венчурные фонды собрали лишь 4,3 миллиарда долларов (за тот же период 2008 года – 7,1 миллиарда). В первом квартале 2009 года были запущены только три новых фонда. Сравните это с цифрами 2008 и 2007 года10 и 21 соответственно.

Даже старым фондам удается находить деньги лишь в том случае, если они находятся «близко к кормушке». Профессор Гарвардского университета Джош Лернер указывает, что 10-15% наиболее успешных фондов заработали основную часть прибыли в отрасли на протяжении длительного периода времени. Частично это объясняется долгим сроком работы, но в немалой степени и их высокой репутацией, которая притягивает лучших предпринимателей как магнит. Таким образом инвесторам приходится жестко конкурировать, чтобы принять участие в фондах, управляемых такими компаниями, как Sequoia Capital и Benchmark Capital, двумя флагманами индустрии.

Означает ли все это, что мистер Андриссен неверно рассчитал время? Вовсе необязательно. Во-первых, его прочные связи с Кремниевой долиной, где он заседает в советах директоров Facebook и eBay, облегчают ему доступ к наиболее интересным и умным предпринимателям. Во-вторых, фонды, создаваемые во время рецессии, обычно обгоняют тех, которые были учреждены в период взлета экономики,— возможно в силу менее интенсивной конкуренции. Не исключено, что Марк Андриссен делает умный ход, вступая в венчурный бизнес в то самое время, когда его коллеги устремились к выходу.

По материалам The Economist


Михаил Лукашевич

Комментарии