Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Яна Миллер, Монблан: Об оценке правовых и налоговых рисков при подписании контракта

Яна Миллер, Монблан: Об оценке правовых и налоговых рисков при подписании контракта 06.09.2017

Яна Миллер, финансовый директор ГК «Монблан» и спикер конференции «Управление закупками и цепями поставок», поделилась с CFO Russia опытом оценки правовых и налоговых рисков в контрактной системе.

Какие нормативные документы регулируют оценку правовых и налоговых рисков в контрактной системе?

Я бы сказала, что этот вопрос охватывает практически все существующие нормативные документы. Дело в том, что условно контракты можно разделить на несколько категорий. Для начала, это внутренние контракты, заключенные на территории РФ, они основываются на нормах Российского законодательства в первую очередь, поэтому мы ориентируемся на Гражданский и Налоговый кодексы РФ, а также регулируются различными подзаконными актами, в зависимости от специфики договоров. В частности в последнее время я все чаще сталкиваюсь в той или иной степени с использованием прецедентного права при вынесении судебных решений, поэтому в большинстве случаев в спорных или сложных ситуациях мы обращаемся в первую очередь к сложившейся судебной практике и, если она отсутствует, договор изначально признается рискованным. В случае же с международными контрактами дело обстоит сложнее из-за подсудности договора и в некоторых случаях договор также признается рискованным.

Какой алгоритм проверки контрагентов вы используете в ГК «Монблан», чтобы выявить и минимизировать правовые и налоговые риски?

Каждый договор перед подписанием проходит вполне стандартную процедуру. Для начала его вычитывают на предмет противоречий и возможных неверных или двусмысленных толкований.

Далее он передается в бухгалтерию для проверки реквизитов, актуальности банковских данных и т. д.

У нас есть предел существенности сделок: свыше 500 000 рублей и/или долгосрочные контракты. Если этот предел превышен или к будущему контракту возникло много вопросов, мы привлекаем службу безопасности. В этом случае путь удлиняется и идет проверка подписантов и директоров.

Далее финансовый департамент проверяет наличие несогласованностей с кредитной политикой ГК: сроки оплаты, штрафы. Параллельно договор рассматривают юристы на предмет зеркальности штрафных санкций и возможности их исключить, возможности переуступки и так далее.

После идут переговоры с контрагентом и уже финальное согласование ответственной за данный договор дирекцией.

С какими сложностями вам приходилось сталкиваться при проверке данных и сборе информации о контрагентах?

Иногда в крупных корпорациях довольно весомые договоры заключаются не от головной, а от дочерней компании, таким образом контрагент по сути снимает с себя часть ответственности за неисполнение договора в связи с тем, что у «дочки» нет активов и формально она может и не входить в группу компаний или холдинг. В таких случаях мы требовали поручительства от головной компании.

Бывало так, что не все контрагенты сдают статотчетность либо она еще не опубликована официально, поэтому данных о балансе компании попросту нет, в этом случае мы просим копии документов с отметкой налоговой о принятии отчетности, при этом запрашиваются не только Ф1 и Ф2, но и декларация по НДС и налогу на прибыль. Как правило ситуация сразу же проясняется.

Нередки случаи, когда при ведении бизнеса директора или собственники становятся «массовыми». Из-за пристального внимания налоговиков, мы также относим такие компании, а соответственно и договоры, к группе риска, поэтому иногда просим письменно описать цепочку фирм, которыми они владели или владеют. Также для компаний, оказывающих услуги по предоставлению персонала имеет смысл запросить среднесписочную численность и отчеты по взносам, таким образом, у вас будет понимание, находится ли ваш контрагент в группе риска.

Задать свои вопросы Яне и узнать больше об опыте ГК «Монблан» вы сможете на конференции «Управление закупками и цепями поставок», которая пройдет 12—13 октября 2017 года в Москве.

Ирина Экзархо


Комментарии