Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Дмитрий Макеенко: «Сегодня российские банки проявляют большую заинтересованность в сотрудничестве и готовность к компромиссам»

Дмитрий Макеенко: «Сегодня российские банки проявляют большую заинтересованность в сотрудничестве и готовность к компромиссам» 13.07.2017

Дмитрий Макеенко, вице-президент по финансам региона группы «Олам Интернешнл» и спикер делового завтрака «Торговое финансирование», рассказал CFO Russia об особенностях привлечения финансирования в условиях санкций.

Как изменилось финансирование бизнеса «Аутспан Интернешнл» с момента введения санкций?

Главный фактор воздействие международных санкций — сокращение доступа российских банков и компаний к международным рынкам денег и финансовых услуг. Кроме самих санкций на ситуацию повлияла переоценка политических рисков в России. А как известно повышение экономических и политических рисков приводит к понижению рейтинга всех банков и компаний, зарегистрированных в стране. Однако нужно сказать, что на ситуацию с финансированием повлияли не только санкции, но и ухудшение финансовых показателей РФ, начиная с 2013 года. Санкции лишь усилили отток капиталов.

Первое, с чем столкнулась «Аутспан Интернешнл» — задержка с одобрением пролонгации рублёвого кредита. Дальше мы столкнулись с повышением ставок по кредитному и торговому финансированиям, и даже приостановкой выдачи траншей. Соответственно, нам пришлось обратиться к материнской компании «Олам Интернешнл» за валютным займом, и хеджировать его. Ставки по документарным операциям, таким как банковские гарантии, выросли в несколько раз. Ставки по факторингу также выросли и стали для «Аутспан» дороже финансирования с помощью кредитной линии. Поэтому нам пришлось закрыть проект по факторингу. До введения санкций мы также использовали такой инструмент торгового финансирования как аккредитивы для импортных поставок молочной продукции из Латинской Америки. Но в связи с существенной девальвацией рубля и снижением покупательной способности населения импорт практически прекратился.

Ситуация однако стала улучшаться в 2016 году после снижением ставок Центробанка и стабилизации экономической ситуации в РФ. Кроме того на «Аутспан» повлияла репутация группы «Олам Интернешнл» и устойчивые производственные и финансовые показатели самой компании. «Аутспан Интернешнл» стала более привлекательна для банков, появилась конкурентная среда среди банков готовых сотрудничать с компанией. Ставки по всем видам услуг начали сокращаться, в том числе по банковским гарантиям, появились почва для обсуждений в части факторинга. Кроме того, у нас появились предложения по внутренним аккредитивам в части поставок зерна на экспорт и возможности реверсивного факторинга для наших поставщиков зерна на экспорт. Для финансирования импорта мы анализируем возможность применения аккредитивов с отложенной оплатой.

Как за последние 2–3 года изменились механизмы взаимодействия с банками при привлечении финансирования?

Как я упоминал выше, реакция банков на введение санкций была нервозной, особенно со стороны банков с иностранным капиталом. В то время как реакция крупных российских банков была более спокойной. Надо сказать что «Аутспан Интернешнл» сотрудничает как с международными организациями, имеющими дочерний банк в РФ, так и с крупными российскими банками. После стабилизации финансовой ситуации иностранные банки были активнее российских в восстановлении объёмов сотрудничества и предложении новых услуг. В качестве обеспечения для получения финансирования мы используем гарантию группы «Олам Интернешнл» и для российских, и для международных банков.

Отношение к корпоративной гарантии изменилось. Раньше банки настаивали на залогах, но теперь отношение к корпоративной гарантии стало более лояльным, и считается вполне подходящим. В течение последних года-двух российские банки проявляют большую заинтересованность в сотрудничестве, гибкость и готовность к компромиссам. Мы это отчётливо чувствуем. Я считаю, что это изменение связано с возросшей конкуренцией в борьбе за клиентов. Банки стараются заполучить как можно больше сервисных участков и готовы идти ради этого на компромиссы по тарифам, проявлять большую гибкость в оценке рисков. Более того банки стараются подобрать оптимальный инструмент и схему работы с ними.

К каким рискам нужно быть готовой компании при привлечении финансирования в условиях санкций?

На мой взгляд, существует несколько видов рисков, прямо или косвенно связанных с санкциями. Прежде всего, это касается компаний и банков попавших под санкции. Для них перекрывается доступ к недорогим источникам финансирования в валюте. Кроме того, действуют ограничения по закупке оборудования. В довершении всего, банки и компании, которые не вводили санкций, опасаются сделок с представителями РФ, боясь испортить экономические и политические отношения со странами, введшими санкции.

Существует также косвенный эффект санкций. Например, стало невозможным получать кредиты для любых российских юридических лиц от ЕБРР. Другой риск, с которым мы тоже столкнулись сразу после введения санкций — это задержки в получении переводов на валютные счета, открытые в банках, попавших под санкции. Задержки достигали нескольких дней. А фактор времени для нашей компании очень существенен, так как многие сделки носят оппортунистический характер и могут быть разорваны в случае несвоевременной оплаты.

Существуют и другие риски, возникшие как следствие введения санкций. Один из них валютный риск при привлечении финансирования в валюте. Этот риск приводит к отрицательной переоценке задолженности в валюте, если валютное финансирование используется для локального бизнеса с выручкой деноминированной в местной валюте (рублях). При быстрой и сильной деноминации локальной валюты возникают также сложности при возврате основного долга и процентов по валютному финансированию. Это связано со снижением размера приходящего денежного потока в деноминации к валюте займа. Ещё одним риском после введения санкций стало повышение волатильности сырьевых товаров (нефть, газ), в частности снижение мировых валютных цен. Это привело к снижению входящих денежных потоков и, как следствие, платёжеспособности по привлечённому валютному финансированию.

Минимизировать риски в условиях санкций можно только частично. Ограничение доступа к денежным ресурсам западных финансовых институтов можно попытаться заменить источниками из азиатских стран и локальным финансированием. Но это решение ограничено и более дорого. Валютные риски нужно хеджировать. Снижение входящего денежного потока можно компенсировать лишь сокращением затрат. Говоря о задержках в поступлении валюты на счета в санкционные банки, этот риск можно минимизировать открывая счета и получая валютную выручку на счета в банках, не попавших под санкции.

Задать свои вопросы Дмитрию и узнать больше об опыте «Олам Интернешнл» вы сможете на деловом завтраке «Торговое финансирование», который пройдет 7 сентября 2017 года в Москве.

Ирина Экзархо


Комментарии