Николай Фрейтак: «Внедрение международных механизмов по борьбе с агрессивным налоговым планированием проходит успешно»

Николай Фрейтак: «Внедрение международных механизмов по борьбе с агрессивным налоговым планированием проходит успешно» 05.04.2017

23 марта 2017 г. состоялся Московский международный конгресс налоговых консультантов, организованный Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» совместно с Международной ассоциацией юридических фирм Interlegal и порталом «Право.ru». В ходе мероприятия активно обсуждались множество важных вопросов налогообложения. О том, какие изменения в налоговом законодательстве ожидают налогоплательщиков в ближайшем будущем, а также о целесообразности проведения международных тематических конгрессов на регулярной основе мы побеседовали с адвокатом и управляющим партнером Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья», Николаем Константиновичем ФРЕЙТАКОМ.

23 марта 2017 года состоялся Московский международный конгресс налоговых консультантов, организованный Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» совместно с Международной ассоциацией юридических фирм Interlegal и порталом «Право.ru».

В рамках Конгресса ведущие отечественные и зарубежные эксперты по налогообложению обсудили актуальные вопросы российского и международного налогового права, а также будущее налогового законодательства в России и за рубежом.

В ходе мероприятия активно обсуждались обмен финансовой информацией между Россией и иностранными государствами, действующие соглашения о двойном налогообложении, различия в практике применения и толкования российскими и зарубежными судами понятия «бенефициарного собственника», практика использования кондуитных компаний, законопроект об изменении критериев определения валютного резидентства, последние изменения в налоговом законодательстве ряда европейских государств.

О том, какие изменения в налоговом законодательстве ожидают налогоплательщиков в ближайшем будущем, а также о целесообразности проведения международных тематических конгрессов на регулярной основе мы побеседовали с адвокатом и управляющим партнером Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья», Николаем Константиновичем ФРЕЙТАКОМ.

CFO Russia: Николай Константинович, какие цели Вы ставили перед собой как организатор Конгресса, и можно ли считать их достигнутыми по итогам проведения мероприятия?

Н.К.: Основная цель, которую преследовало Бюро при организации Конгресса, была проведение высоко профессионального мероприятия, нацеленного на обсуждение актуальных, животрепещущих вопросов налогового права. В силу этого мы ставили перед собой задачу привлечь к участию в Конгрессе зарубежных экспертов в области налогообложения, а также представителей законодательной и исполнительной власти РФ, для того чтобы получить как можно более широкое освещение обсуждаемых вопросов.

Благодаря членству нашей компании в ассоциации Интерлигал, которая объединяет юридические фирмы из более чем 40 стран, мы сумели успешно реализовать эту задачу и обеспечить присутствие на Конгрессе представителей разных юрисдикций. Так, в работе Конгресса участвовали налоговые адвокаты и эксперты из США, Швейцарии, Греции, Великобритании, Кипра — стран, налоговое законодательство которых представляет особый интерес для представителей российского бизнеса.

Интерлигал является одной из старейших международных юридических ассоциаций. Ассоциация основана в 1985 году. Будучи единственной российской юридической фирмой, являющейся членом Интерлигал, мы были крайне заинтересованы в идее продвижения ассоциации среди российского научного и делового сообщества.

Вместе с этим, мы стремились обсудить в рамках Конгресса наиболее острые вопросы современного налогового права, привлечь внимание к проблемам, с которыми сталкиваются сегодня налогоплательщики, ввиду наличия пробелов на законодательном уровне и отсутствия единообразия в судебной практике.

Безусловно нашей целью также было заложить на будущее традицию проведения профессиональных встреч отечественных и зарубежных экспертов, посвященных актуальным вопросам налогового права.

CFO Russia: На Конгрессе сразу несколько спикеров затронули тему определения «фактического получателя дохода». Безусловно, эта тема является сейчас злободневной как для самих налогоплательщиков, так и для практикующих юристов. В своем выступлении Вы сравнили нашумевшее дело «Северстали» с эффектом разорвавшейся бомбы. По Вашему мнению, будут ли подобные споры и дальше возникать в российской судебной практике и смогут ли суды выработать единую практику толкования понятия «фактический получатель дохода»?

Н.К.: В сегодняшних реалиях, когда Россией совместно с зарубежными странами взят курс на деофшоризацию и противодействие уклонению от уплаты налогов и сборов, количество налоговых споров с иностранным элементом неуклонно возрастает. Очевидно, что споры, где бизнесу вменяется использование незаконных схем с целью уклонения от уплаты налогов и сокрытие конечного получателя дохода, еще не скоро потеряют свою актуальность и в ближайшие годы неоднократно будут предметом рассмотрения в арбитражных судах.

Нужно сказать, что это всегда трудные споры, разрешение которых требует всестороннего анализа представленных по делу доказательств.

Практика по вопросу определения бенефициарного собственника (то есть фактического получателя дохода) стала складываться давно, еще до того, как в НК РФ были внесены соответствующие изменения. Первым звоночком стали проигранные налогоплательщиками дела по налогообложению выплат расходов на роялти в адрес иностранных получателей дохода. Одним из знаковых решений было решение по делу ООО «Эквант». Затем Минфин издал 2014 году Письмо в котором при отсутствии соответствующих норм в законе обязал российские организации выяснять перед выплатой дохода по роялти, дивидендам и процентам по займам, не является ли иностранная компания кондуитной, то есть компанией не имеющей фактического права на получение дохода.

Нужно отметить, что для признания лица в качестве фактического получателя дохода необходимо не только наличие правовых оснований для непосредственного получения дохода, но это лицо также должно быть непосредственным выгодоприобретателем, то есть лицом, которое фактически получает выгоду от полученного дохода и определяет его дальнейшую экономическую судьбу. При определении такого лица следует также учитывать выполняемые функции и принимаемые риски иностранной организации, претендующей на получение льготы в соответствии с международными соглашениями об избежании двойного налогообложения.

В настоящий момент практика применения понятия фактический получатель дохода к правоотношениям, возникшим до внесения изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации продолжается делом «Северстали», в ситуации с выплатой дивидендов в адрес иностранных акционеров в 2011 году, т. е. в тот период, когда соответствующие нормы отсутствовали в НК РФ. В деле «Северстали» дивиденды, полученные от российской компании, перечислялись кипрскими компаниями в компании, зарегистрированные на Британских Виргинских островах, в связи с чем суд признал неправомерным применение льготной налоговой ставки в размере 5% предусмотренной Соглашением об избежании двойного налогообложения от 1998 года, заключенным между Российской Федерацией и Республикой Кипр.

При выработке позиции суд руководствовался толкованием термина «фактический получатель доходов», который дается в комментариях к Модельной конвенции ОЭСР, закрепляющей право государства не предоставлять возможность применения льготных положений Соглашения в случаях, когда использование Соглашения противоречит целям, в том числе, связанным с борьбой с уклонением от уплаты налогов. Безусловно, такое ретроспективное применение судом концепции «бенефициарного собственника» вызвало бурную реакцию в российском правовом сообществе и повлекло за собой многочисленные дискуссии среди практиков.

CFO Russia: В условиях, когда налоговые органы проявляют особый интерес к использованию бизнесом различных схем с применением льготных налоговых режимов, бизнесу приходится находиться в постоянном напряжении. Как налогоплательщикам, акционерами/контрагентами которых являются иностранные фирмы, обезопасить себя от столь пристального внимания?

Н.К.: Схемы построения бизнеса с использованием кондуитных компаний (или, иными словами — компаний — проводников) встречаются в различных вариантах с теми или иными модификациями. Однако при внешней схожести формальных корпоративных моделей, фактические обстоятельства у всех разные, а ясных критериев их оценки, основанных на объективных признаках, ни законодательство, ни судебная практика пока не выработали. Как следствие не всегда ясно, что и как повлияет на оценку налоговым органом и судом.

И здесь, к сожалению, мы можем наблюдать на практике ситуации, когда налоговые органы допускают в борьбе с использованием офшорных схем перегибы, зачастую признавая компанию транзитной без всестороннего исследования характера ее экономической деятельности в стране-участнице соглашения об избежании двойного налогообложения. Хочется надеяться, что развитие правоприменительной практики по этому вопросу пойдет в правильное русло и концепция бенефициарного собственника не будет использоваться против тех, кто правомерно применяет налоговые льготы, предусмотренные соглашениями об избежании двойного налогообложения.

В свою очередь могу отметить, что во избежании рисков при проведении трансграничных операций российским компаниям необходимо получить от их иностранных контрагентов доказательства их фактического присутствия в стране, с которой у России имеется соглашения об избежании двойного налогообложения с Россией.

Факторами, свидетельствующими о реальном характере деятельности промежуточной компании, могут служить проявление самостоятельности при определении экономической судьбы полученного дохода, отсутствие обязанности по его стопроцентной передаче в пользу иного лица, самостоятельность несения предпринимательских рисков, наличие у такой компании компетентного управляющего персонала, иных видов деятельности и иных доходов, отличных от получаемых по договорам с российской стороной.

CFO Russia: С какими основными рисками могут столкнуться налогоплательщики при осуществлении налоговыми органами международного обмена информацией?

Полагаю, что основной риск, который здесь можно обозначить, — риск хакерских атак при обмене информацией с иностранными налоговыми и правоохранительными органами. Нужно понимать, что утечка может произойти в любой из стран. И тогда пострадают бенефициарные собственники, которые совсем не защищены с точки зрения уплаты и неуплаты налогов.

И если с нашей стороны отмечается качественное техническое оснащение налоговых служб, наличие у них надежных каналов связи для сбора, хранения и передачи финансовой информации, то в случае с нашими зарубежными партнерами такой уверенности нет. Риск утечки информации реален, но здесь хочется особо подчеркнуть готовность нашей страны к внедрению Стандарта ОЭСР и защите полученной информации в соответствии с международными стандартами.

CFO Russia: Николай Константинович, в своем выступлении Вы неоднократно отмечали деятельность отечественных налоговых органов. Как Вы можете прокомментировать работу налоговых органов сегодня? Можно ли говорить о росте профессионального уровня подготовки налоговых органов?

Н.К.: В целом можно отметить, что внедрение международных механизмов по борьбе с агрессивным налоговым планированием проходит успешно. Налоговые органы, безусловно, занимают в этом процессе одну из ключевых ролей.

Сейчас мы наблюдаем качественное улучшение работы налоговых органов, внедрение новых опытных специалистов и современного технического оснащения в эти структуры.

За последние годы у налоговых органов существенно пополнился инструментарий для предъявления претензий к налогоплательщикам, в особенности в отношении сделок между взаимозависимыми компаниями, одна из которых — иностранная. Налоговые органы принимают самое активное участие в международном обмене налоговой информацией, привлекают ведущих национальных экспертов, направляют запросы в адрес иностранных компетентных органов, что в своей совокупности способствует формированию убедительной позиции, которую разделяют арбитражные суды.

Дело «Эквант» является показательным в этом отношении: российским налоговым органом были направлены запросы в налоговые органы сразу нескольких зарубежных государств (Ирландию, Германию, Швецию, Норвегию, Данию, Венгрию, Украину и Казахстан), где находились организации, входившие в международную группу компаний. Таким образом, в рамках одного судебного дела был осуществлен многосторонний информационный обмен, благодаря которому налоговые органы сумели сформировать внушительную доказательственную базу.

CFO Russia: Подводя итог нашей беседы, хотелось бы поинтересоваться насколько Вам представляется полезным с практической точки зрения проведение аналогичного рода мероприятий на регулярной основе?

Н. К.: Мы задали аналогичный вопрос слушателям, посетившим наше мероприятие, и получили исключительно положительные отклики. Выступление налоговых специалистов из разных стран и возможность получить одновременно несколько точек зрения на отдельный вопрос были особо отмечены аудиторией.

Формат мероприятия предполагает высокий профессиональный уровень спикеров и участников. На наше приглашение откликнулись руководители налоговых и юридических департаментов, главные бухгалтеры, финансовые директора российских и международных компаний. Уникальность мероприятия состоит в возможности российских участников получить напрямую от лучших зарубежных специалистов практические рекомендации в области международного налогообложения.

Хотя в первый раз мы не стали добавлять в название порядковый номер Конгресса, но намерены исправить это положение в последующем так, чтобы очередные встречи проходили под номером «второй», «третий» и так далее. Закладка традиции проведения подобных мероприятий в будущем на регулярной основе является характеризует одно из направлений деятельности нашего Бюро.


ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Комментарии