Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Ольга Быкова: «Региональные банки-инвесторы более гибки при поиске новых проектов и обсуждении условий кредитования»

Ольга Быкова: «Региональные банки-инвесторы более гибки при поиске новых проектов и обсуждении условий кредитования» 10.03.2017

Ольга Быкова, заместитель генерального директора по инвестициям и финансам «Солар Системс» и спикер второго форума финансовых директоров энергетической отрасли, рассказала CFO-Russia об особенностях проектного финансирования в компаниях энергетической отрасли.

Какие способы привлечения проектного финансирования в текущих условиях наиболее актуальны для энергетических компаний?

Для энергетического сектора России существует проблема финансирования инвестиционных проектов в условиях острого дефицита ресурсов. На практике приходится привлекать дополнительные внешние источники финансирования. Дефицит инвестиционных ресурсов для долгосрочных вложений в реальный сектор экономики со стороны банковской системы РФ объясняется не только нежеланием банков вкладывать средства в развитие производства из-за высоких рисков и наличия серьезных регуляторных ограничений, но и отсутствием на рынке капитала стимулов для долгосрочных кредитов и финансовых инструментов неспекулятивного характера. Стоимость привлечения денег в России крайне высока, что существенно влияет на итоговую рентабельность проекта и казалось бы, должно покрывать риски кредиторов. Но даже в таких условиях реальное предложение заемных денег даже для хорошо проработанных проектов очень тяжело.

Вместе с тем в индустриально развитых странах один из наиболее перспективных методов финансового обеспечения реальных инвестиций — именно проектное финансирование. Оно представляет собой способ организации долгосрочного финансирования инвестиционного проекта, при котором для реализации данного проекта его инициаторами создается новая юридически обособленная компания — проектная компания. При этом максимально формализуются будущие, генерируемые такой компанией денежные потоки, которые являются основным обеспечением для обслуживания и возврата привлеченных средств, а распределение рисков проекта осуществляется между сторонами (включая кредиторов), вовлеченными в процесс его реализации и готовых к покрытию того или иного риска.

Рабочей модели проектного финансирования в России нет. Можно реализовать две схемы по привлечению инвестиций:

  1. Предоставить 100%-е обеспечение заемных средств (залог активов, поручительство российских компаний с достаточной выручкой и активами);

  2. Самофинансирование с последующим рефинансированием по факту завершения инвестиционной фазы проекта (и перехода в операционную).

Является ли ДПМ ВИЭ инструментом гарантирования дохода с точки зрения банков и фондов?

Утверждать, что ДПМ ВИЭ является инструментом гарантирования дохода с точки зрения банков и фондов, к сожалению, нельзя. ДПМ рассматривается банками только как частичная гарантия дохода — с учетом наличия «политической» оговорки: рисков отмены самой схемы «зеленого тарифа».

Нестабильность и непредсказуемость законодательства — ключевая проблема для кредиторов, рассматривающих возможность инвестирования в ВИЭ. Инвестор попадает в зависимость от государственной поддержки, которая должна ему позволить обеспечить финансовую защищенность инвестиций. При этом часто приводят в пример мировую практику, в частности, Испанию или Германию, где уже были прецеденты сокращения государственной поддержки. К сожалению, представить здесь какие-либо гарантии невозможно в принципе: это страновой/политический риск, который инвестор/ кредитор либо принимает либо нет.

Каковы основные факторы успеха привлечения новых инвесторов для проектов в энергетической отрасли?

Ключевых фактора четыре:

1) показать (и доказать реалистичность) понятный долгосрочный источник дохода по проекту, который позволит окупить все вложения с требуемой доходностью. В нашем случае это подписанные пятнадцатилетние ДПМ и соответствующая нормативно-правовая база;

2) показать квалификацию и профессиональную пригодность команды, которая занимается проектом, так как успешность реализации любого инвестиционного проекта это процентов на 70 его команда;

3) готовность инициаторов (акционеров) проекта брать на себя повышенные обязательства, в том числе в части предоставления дополнительных гарантий и поручительств перед кредиторами или новыми партнерами;

4) наконец, принципиальная вера конкретного инвестора/кредитора в данную отрасль/ направление и его готовность принять на себя соответствующие риски.

Все эти факторы не являются уникальными для энергетики — их можно отнести к любому инвестиционному проекту. Разве что далеко не каждая отрасль на входе в проект может предоставить гарантированный долгосрочный источник дохода (наши ДПМ), но тут уже возникает вопрос оценки этой «гарантированности» и веры инвесторов в нашу отрасль. Несмотря на то, что опыт традиционных ДПМ положителен (инвесторы исправно получают необходимые платежи с рынка — механизм работает с 2008 года), многие все равно склонны расценивать энергетику как высокорискованную отрасль, серьезно подверженную политическим неконтролируемым и плохо прогнозируемым рискам. В некоторых крупных банках в принципе имеется внутренний запрет на участие в инфраструктурных проектах и в сфере энергетики в первую очередь.

Немалую роль играет и субъектный состав. Опыт работы в части кредитования проектор ВИЭ позволяет говорить о том, что имеет смысл общаться с не очень крупными региональными банками. Данные игроки — это частный капитал, и они стремятся заработать, не держать излишнюю ликвидность. Региональные банки-инвесторы более гибки при поиске новых проектов и обсуждении условий кредитования.

Задать собственные вопросы Ольге и узнать больше об опыте «Солар Системс» вы сможете на втором форуме финансовых директоров энергетической отрасли, который пройдет 16–17 марта 2017 года в г. Москва.

Ирина Экзархо


ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Комментарии