Муза Монамс: «Провайдеры не готовы предложить апгрейд под новые требования законодательства»

Муза Монамс: «Провайдеры не готовы предложить апгрейд под новые требования законодательства» 27.04.2015

Муза Монамс, исполнительный директор Bauer Media Group, и спикер конференции «Внутренний и внешний электронный документооборот», рассказала CFO-Russia о нововведениях в законодательстве в области электронного документооборота.

27 марта 2015 года был одобрен Федеральный закон, согласно которому использование (наличие) печати является правом, а не обязанностью хозяйственных обществ. Как вы считаете, это нововведение послужит толчком к развитию ЭДО?

Любая компания старается максимально облегчить и сделать дешевле ведение своего документооборота. Поэтому еще до отмены обязанности использовать печать компании, имеющие большой объем документов, добились права пользования одним из видов электронно-цифровой подписи и передавать подписанные с помощью ЭЦП документы, в том числе и счета-фактуры, в электронном формате.

Поэтому я не вижу в данном нововведении дополнительного мотива для внедрения электронного документооборота. К тому же, чтобы компания получила право не использовать печать, она должна внести соответствующие изменения в устав, что является дополнительным бюрократическим препятствием для организации.

Говоря о сложностях, с какими трудностями столкнутся компании при адаптации ЭДО к новым требованиям законодательства?

На мой взгляд, самая большая сложность – отсутствие у бизнеса и налоговых органов необходимого технического и программного обеспечения под новые требования.

Законодатель обязал вести ЭДО в части сдачи всех налоговых документов и деклараций. Для компаний, у которых электронного документооборота не было - это очень серьезная проблема, решение которой влечет существенные дополнительные расходы. Во-первых, компания должна обеспечить связь налоговой инспекции таким образом, чтобы регулятор мог присылать ей все запросы через электронные каналы связи. Во-вторых, в течении 6 дней компания обязана ответить, иначе жесткие санкции по администрированию. В-третьих, передавать отчетность она сможет только в электронном виде.

Даже для таких организаций как наша, где ЭДО для передачи документов в налоговые органы используется не первый год, новые требования законодателя вызвали необходимость донастроек систем учета, а значит, повлекли дополнительные издержки.

Новая декларации по НДС, теперь включает книгу покупок/продаж, а для агентов еще и журнал счет-фактур. Формирование такой декларации возможно только в электронном виде, вручную ее заполнить не реально, к тому же передача декларации по НДС может осуществляться только с помощью специального софта. Все это породило много технических проблем, связанных с неготовностью провайдеров на момент нововведений предложить апгрейд учетных систем под новые требования законодательства. Например, наша компания использует систему SAP, который не выпустил в связи с изменением российского законодательства новых релизов. В итоге были сделаны дополнительные доработки для выгрузки из SAP книг покупок и продаж, а также журнала счетов фактур по комиссионной торговле для дальнейшего формирования файла декларации по НДС в специальном формате и выгрузки его в локальную систему 1С- 8 , чтобы далее через Taxcom передавать электронные декларации в налоговые органы. Настройка формирования новой формы декларации по НДС заняла около двух месяцев. На мой взгляд, подобные глобальные изменения в законодательстве, когда меняется форма декларации, форма ее передачи и администрирования, требуют более тщательной подготовки как на уровне законодателя , так и на уровне поставщиков софта. Законодатель должен был обязать и мотивировать производителей учетных систем выпустить соответствующие обновления и скоординировать нововведения в налоговом законодательстве с выпуском новых релизов.

Также, есть сложность, связанная непосредственно с итогами сдачи декларации: сегодня непонятно как будут отбираться кандидаты для камеральных проверок. Например, наши партнеры не сдали декларацию, либо что-то не включили в нее и у нас немедленно пошли on-line расхождения в отчетах. К кому налоговики придут с камеральной проверкой? Кто будет объясняться с налоговой инспекцией по поводу расхождений в этом случае? Пока все это остается неясным.

Другими словами, сложностей для бизнеса хватает. Вместе с тем, со стороны регулятора, это вполне логичный и экономически обоснованный шаг: ЭДО позволит проводить встречные проверки on-line и лучше собирать налоги. Однако, реализация этого шага, по всей видимости, приведет, к большим проблемам для налогоплательщика, в том числе из-за нового налогового администрирования. Электронный документооборот регламентируется таким образом, что требования к налогоплательщику ужесточаются, а если он их не выполняет, то подвергается санкциям, на мой взгляд, слишком жестким, вплоть до приостановления счета. Что касается санкций, это отдельный вопрос, так как непонятно, как будут возмещаться убытки предприятию, если выясниться, что приостановка работы была чрезмерной акцией и данная компания платила налоги и правильно отражала их в документах.

На что стоит обратить внимание в новых требованиях законодательства по НДС, вступивших в силу с 1 января 2015?

Основное изменения в новых требованиях законодательства по НДС, на которое стоит обратить внимание, - это форма декларации по НДС: изменилась книга покупок и продаж, внесены изменения для предприятий, выступающих в качестве агента, эти предприятия будут вести журналы счетов-фактур и включать эти журналы в налоговую декларацию. Ранее журналы счетов-фактур агентами не велись, счета-фактуры агента-принципала не включались в декларацию, а сейчас - включаются. В связи с этим нововведением у агентов появились также дополнительные требования по документообороту к партнерам- принципалам.

На мой взгляд, компаниям следует проявлять достаточную осмотрительность при выборе новых партнеров, запрашивать пакет правоустанавливающих юридических документов и фискальную отчетность. Сейчас такой подход станет особенно актуальным, потому что с 1 января при сдаче декларации и немедленной on-line встречной проверке фирмы-однодневки и недобросовестные налогоплательщики тут же выявляются налоговыми органами. И для компаний это становиться двойной проблемой. Она терпит убыток из-за такого партнера и привлекает налоговую проверку, что несет за собой дополнительные траты. Другими словами, нужно еще более жестко и внимательно проводить тендеры и работать с регламентами по проверке правоустанавливающих документов новых партнеров. Нужно также четко проработать с IT-отделами и бухгалтерией требования к программному обеспечению и учетным системам. Эти процессы требуют времени и пристального внимания.

Также хочу отметить, что ЭДО в части НДС – это революция в российском налоговом законодательстве. Поэтому бизнес-сообществу следует понимать насколько радикальны данные нововведения и уже сейчас начинать плотнее работать с юристами, чтобы иметь возможность отстаивать свои права по спорным вопросам, связанными с вступлением нововведений в силу. Скорее всего, сейчас пойдут первые пенки, которые связанны с новым налоговым администрированием. Иллюзий на этот счет нет - налоговые органы будут действовать прямолинейно. В конце концов, механизм, конечно, заработает, а пока нужно изучать, комментарии и разъяснения законодателя, а также судебную практику, чтобы, где это возможно, избежать ошибок.

Подробнее ознакомиться с опытом компании Bauer Media Group и задать собственные вопросы Муза Монамс вы сможете на конференции «Внутренний и внешний электронный документооборот», которая состоится в Москве 28-29 мая.

Ирина Экзархо


ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Комментарии