Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Минфин продолжает наступление на офшоры

22.11.2013

Минфин предлагает ввести институт резидентства для юридических, а не только физических лиц, сообщил замминистра финансов Сергей Шаталов на парламентских слушаниях в Совете Федерации: «Сегодня у нас этого нет».

Речь идет о компаниях, которые ведут всю деятельность в России, управление ими сосредоточено в России, но формально они зарегистрированы в другой стране, объяснил Шаталов. Минфин предлагает считать их национальными резидентами, рассказал он. Тогда они будут платить в России налоги не только с пассивных доходов из России (роялти, дивиденды, проценты по займам), но и с доходов, полученных по всему миру, пояснил замминистра.

Сейчас российскими активами предприниматели часто владеют через юрисдикции, с которыми заключены соглашения об избежании двойного налогообложения. Среди наиболее популярных — Кипр и Нидерланды, через которые финансовые потоки перетекают в офшоры с минимальными налоговыми издержками. Например, при переводе $1 млн дивидендов из России в офшор через Кипр придется заплатить $50 000 налогов при ставке 5% (установлена соглашением), а напрямую — $150 000 (15%).

По замыслу Минфина если все органы управления и контроля компании находятся в России, здесь же принимаются все существенные решения, то иностранная компания является российским налоговым резидентом и будет в России уплачивать налог со всех своих глобальных доходов, рассуждает партнер PwC Екатерина Лазорина. Соглашение об избежании двойного налогообложения в таком случае действовать не будет.

Существует несколько принципов работы иностранной компании в России, рассказывает партнер PwC Михаил Филинов. Когда компания владеет каким-то активом, она скорее всего будет вынуждена открыть в России представительство (филиал) или учредить российскую «дочку». Но есть и другой вариант схемы, описывает Филинов: в низконалоговой юрисдикции создается «дочка», которая получает из России пассивные доходы, снижая налогооблагаемую прибыль материнской компании. Из слов Шаталова следует, что Минфин готов бороться и с этой схемой: внедрить правило «контролируемых иностранных компаний», которое позволит облагать эти компании по российским правилам.

Для многих российских холдингов, которые неумело маскируются под иностранные, инициатива Минфина, конечно, может стать большой проблемой, но это общемировая практика, говорит налоговой менеджер иностранной компании: во всем мире компания считается резидентом страны, где физически заседают члены совета директоров, например на Кипре. В России другая ситуация, говорит Шаталов: у компании с российскими активами, но с кипрской пропиской совет директоров в России и сидит.

Это далеко не первая инициатива Минфина по борьбе с офшорами за последний год. Осенью Госдума приняла законопроект, обзывающий иностранных инвесторов, покупающих российские акции или облигации, раскрывать своих бенефициаров. Те, кто не сделал этого, должны будут заплатить штрафной налог в размере 30%. Это в разы увеличит налоговую нагрузку: сейчас инвесторы платят 20% по процентам и 15% по дивидендам, а применяя межстрановые соглашения, снижают налог до 0 и 5% соответственно.

Этим же законом Минфин отменил автоматическое применение льгот, предусмотренных соглашениями об избежании двойного налогообложения. Льгота по соглашению с Кипром, к примеру, позволяет снизить налог на дивиденды в России с 10 до 5%, если пакет акций или долей стоит более 100 000 евро. Теперь будет действовать такой режим: сначала с инвестора взыщут 10%-ный налог, а потом он сможет вернуть из бюджета излишне уплаченное, пройдя проверку в налоговом органе.

В ближайшую трехлетку бюджет будет дефицитным. Правительству приходится мобилизовать все ресурсы для поиска новых доходов, констатирует Александра Суслина из Экономической экспертной группы. Минфин рассчитывает на улучшение налогового администрирования и пытается вернуть утекающую в офшоры прибыль. Меры по сокращению теневого сектора принесут бюджету дополнительно около 400 млрд руб. в 2014-2016 гг., обещал министр финансов Антон Силуанов. Лучше увеличивать налоговую базу и улучшать администрирование, чем повышать налоговые ставки, одобряет Суслина. Другой вопрос, что меры могут применяться ко всем по-разному, опасается она, российское правоприменение крайне избирательно.

Маргарита Папченкова
Сергей Титов
Vedomosti.ru

Наши конференции:


Комментарии