Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Менеджеры «Башнефти» лишились 2,7 млрд руб. по инициативе Башкирии

20.06.2017

Проверить законность выплат 2,7 млрд руб. бонусов менеджерам «Башнефти» прокуратуру Башкирии попросило правительство республики. Заявление о проверке подал тот же чиновник, который в 2015 году голосовал за утверждение этой программы премирования.

Прокуратура проводила проверку положений о вознаграждениях руководству «Башнефти» по обращению властей Башкирии, сообщили «Интерфаксу» в пресс-службе региональной прокуратуры. Заявление в прокуратуру подал министр земельных и имущественных отношений республики и заместитель премьер-министра республики Евгений Гурьев, сказали РБК два человека, близкие к «Башнефти» и правительству Башкирии.

14 июня «Башнефть» сообщила, что после обращения прокурора Ленинский районный суд Уфы признал незаконными два документа «Башнефти» о вознаграждении топ-менеджеров и президента компании. Это положения «О программе долгосрочной мотивации работников „Башнефти“ на 2015–2019 годы» и «О программе дополнительного ежегодного вознаграждения президента „Башнефти“ на 2015–2017 годы».

В результате около 300 бывших и нынешних сотрудников «Башнефти» лишились премий на 2,2 млрд руб. по долгосрочной программе мотивации (Long term incentive, LTI) за 2016 год, а также права предъявления к выкупу привилегированных акций «Башнефти», купленных по этой программе, почти на 0,5 млрд руб. Участники программы должны были получить премии при смене контроля в октябре 2016 года, когда 50,08% «Башнефти» купила «Роснефть». Это следует из уcловий положения об LTI (есть у РБК). Вместо этого совет директоров компании по предложению нового менеджмента «Башнефти» отправил программы на аудит, который должен завершиться 30 июня.

«Наши мотивы очень просты: сумма выплат уменьшает чистую прибыль „Башнефти“ и присутствует противоречие с действующим законодательством», — заявил РБК источник в правительстве республики.

По его словам, заработная плата в «Башнефти» является достаточной и достойной для сотрудника любого уровня, вдобавок существует программа краткосрочной мотивации (STI, премии выплачиваются по итогам достижения годовых целевых показателей. — РБК), указывает он. Она дублируется с программой LTI, и это был один из доводов заявления в прокуратуру, объясняет собеседник РБК.

По его мнению, выплаты по долгосрочной программе мотивации, даже если их поделить поровну на количество участников программы, могут быть несоразмерны тому вкладу, который сотрудники вносили и вносят в «общее дело» «Башнефти». 40% бонусов приходилось на долю членов правления, отмечает собеседник РБК.

Совет директоров «Башнефти» утвердил программу LTI на 2015–2019 годы в конце 2015 года, тогда «Башнефть» находилась в госсобственности. Программу утвердили единогласно, за документ голосовал и Гурьев, который вместе с премьер-министром Рустэмом Мардановым представлял Башкирию в совете директоров (оба остались в совете после смены контроля в «Башнефти»).

«Система принятия решений советом директоров многоступенчатая. В частности, положение о программе мотивации сначала утверждалось комитетом по вознаграждениям, который сделал вывод о рыночности и законности этой программы», — объясняет источник РБК в правительстве Башкирии. Комитет возглавлял независимый директор (экс-президент «Шлюмберже Россия» Морис Дижоль. — РБК), напоминает он.

На совет директоров вынесли уже конечное положение о программе мотивации, но без модельных расчетов, которые показывали бы примерные выплаты, рассказывает собеседник РБК. Если бы конкретные модельные суммы были рассчитаны, в том числе выплаты, положенные менеджерам по итогам, например, 2015 года или на основании прогнозов 2016 года, голосование могло быть иным, заключает он.

В 2015 году в программе мотивации «Башнефти» принимали участие 150 человек, в 2016 году состав ее участников увеличили до 335 человек, рассказал в мае в ходе телефонной конференции экс-президент «Башнефти» Александр Корсик (его цитировал «Интерфакс»). Число участников расширили в основном за счет менеджеров среднего уровня дочерних предприятий, а также ключевых экспертов и специалистов, пояснял представитель «Башнефти». Премии полагаются менеджерам, начиная с тех, кто занимает должности начальников отделов и директоров проектов, говорит источник РБК, близкий к «Башнефти».

В доходе менеджеров верхнего и среднего звеньев премии по LTI должны были составить не менее 50 и 33% соответственно, сообщала «Башнефть».

Для менеджеров «Башнефти», которые ждали окончания аудита программы мотивации и выплат премий, решение Ленинского суда стало неожиданностью. Но в суд они идти пока не торопятся: боятся потерять работу, говорят два источника РБК в компании.

Источник: РБК


Комментарии