Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Банк России готов потратить на валютные интервенции пятую часть резервов

12.12.2014

ЦБ в ходе вчерашнего заседания совета директоров принял решение поднять ключевую ставку до 10,5% годовых и увеличить стоимость основных инструментов рефинансирования на 1 п. п.. Рынок, ожидающий более резких действий регулятора, был разочарован такой мягкой политикой, что отразилось на его текущем курсе. Во второй половине дня глава ЦБ Эльвира Набиуллина пояснила, что влиять величиной ставки на курс Центральный банк не намерен, его задача — по-прежнему снижение к 2017 году инфляции до уровня 4% годовых, и эта задача лишь немного отодвинута во времени.

Оперативная статистика ЦБ, отчасти приведенная госпожой Набиуллиной и позже опубликованная регулятором, показывает, что по итогам ноября своих локальных целей Банк России практически достиг: ноябрьская девальвация уже после предыдущего повышения ставки никаких катастрофических изменений в банковский сектор не принесла. С исключением влияния валютного курса банковские активы выросли в ноябре на 2,7%, кредиты нефинансовым структурам выросли на 0,9%, физлицам — на 0,7%.

Просроченная задолженность корпоративного сектора сохранилась на октябрьском уровне. Наконец, некоторые признаки «банковской паники» в ноябрьской статистике ЦБ можно обнаружить: с исключением влияния валютного курса корпоративные депозиты сократились на 1,2%, вклады населения — на 0,7%. Впрочем, по данным ЦБ, продолжился процесс накопления средств на расчетных счетах: 6% в реальном выражении и 9,1% — в номинальном.

Наиболее простое объяснение событий ноября 2014 года на валютном рынке — отказ от инвестирования как корпоративным сектором, так и населением с последующим переводом накоплений в валюту. Иными словами, базовая причина избытка рублей, давящих на валютный курс, — дефицит проектов для вложений в РФ при возросших рисках (от курсовых до внешнеполитических) и снижение долгосрочного доверия к банковской системе. Все это ведет на рынок наличного доллара и компании, и население. По расчетам Эльвиры Набиуллиной, сейчас отклонение курса рубля от точки равновесия, определяемого фундаментальными факторами, — 10-20%, при этом в 40-процентном ослаблении курса рубля с начала года «спекулятивная часть», обеспеченная покупкой физлицами валюты (около $20 млрд), составляет «8-10 процентных пунктов». То есть при снижении цен на нефть с $100-110 до $70 за баррель менее четверти в этом ослаблении рубля обеспечено населением, более четверти — покупками валюты компаниями и банками, половина — проблемами платежного баланса, расчеты по инфляции аналогичны.

Фактически после умеренного повышения ЦБ ключевой ставки прирост потребкредита по старым моделям должен остановиться (согласно прогнозам, это произойдет в январе 2015 года), после чего весь рост в экономике РФ будет обеспечиваться улучшением экспортной конъюнктуры (если она произойдет) или импортозамещением в проектах, основанных на уверенно положительной реальной ставке банковского процента. Фактически решение ЦБ от 11 декабря демонстрирует неуклонную готовность команды госпожи Набиуллиной сохранять в экономике реальные ставки в положительной зоне — в январе 2015 года они сохранятся такими даже при дальнейшем росте инфляции выше 10,5-11%.

Впрочем, эта логика ЦБ означает еще и отсутствие реальных границ для дальнейшего падения курса рубля. Госпожа Набиуллина вчера достаточно прохладно прокомментировала заявление своего же ведомства о том, что вклад в падение курса оказали срочные сделки с валютой на внебиржевом рынке. По словам главы ЦБ, большая часть контрактов этого рода уже исполнена, и в дальнейшем влияния на курс они оказывать не будут.

По существу, объявленная политика ЦБ — это логическое продолжение позиции регулятора в 2008-2009 годах, когда Банк России в условиях «валютного коридора» не препятствовал сокращению валютных резервов, давая компаниям возможность спокойно платить по валютным долгам. В условиях плавающего курса ЦБ пообещал крайне щедрые валютные интервенции — $70-85 млрд в течение 2015 года. Впрочем, сам по себе курс ЦБ считает фундаментально заниженным, причем заниженным на текущих уровнях даже при цене нефти $60 за баррель. Госпожа Набиуллина специально подчеркнула, что укрепление рубля при $60 за баррель вероятно, по крайней мере, это предполагает стресс-сценарий ЦБ, базовые положения которого регулятор вчера раскрыл. При $60 за баррель до 2017 года Россию ждет «мягкая рецессия» до 2016 года с восстановительным ростом выше 5% ВВП в год с 2017 года.

Источник: kommersant.ru

Наши конференции:


Комментарии