Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Битва за таланты: хедж-фонды против Кремниевой долины

05.07.2017

Борьба за самых талантливых квантов на рынке количественных инвестиций сделала аутсайдерами некоторых богатейших управляющих. Почему? Потому что они соревнуются с такими компаниями, как Google и Facebook, за лучшие умы в мире.

«Google пытается заполучить, похоже, каждого научного сотрудника на рынке», – говорит Люк Эллис, СЕО крупнейшего публичного хедж-фонда Man Group PLC (Лондон, Лондонская биржа). «У Google больше денег, чем у меня, и я не могу конкурировать с ними в этом», – продолжает Эллис.

Man Group все стремится пополнить свою команду учеными. Например, на базе Оксфордского университета был создан междисциплинарный исследовательский центр Oxford-Man Institute. Man инвестировал £10 млн в этот проект в надежде найти и вырастить в нем будущих специалистов в области квантовых исследований и количественных методов инвестирования.

Проблема в том, что корпорации, будь то хедж-фонды, технологические гиганты или компании из Fortune 500, – все они одинаково борются за одних и тех же специалистов. Они ищут лучших выпускников и аспирантов технических университетов, которые смогут построить систему поиска взаимосвязей в чем угодно, – от фотографий в социальных сетях до фьючерсов на биржах. Финансовые фирмы даже пошли на предоставление ряда видов офисных льгот, ранее характерных только для технологических компаний.

Например, в Citadel, крупнейшем хедж-фонде Кеннета Гриффина, кандидаты могут запускать проекты рука об руку с ведущими финансовыми аналитиками, вместо того чтобы просто стать еще одним членом команды инженеров Кремниевой долины. Более того, Citadel может предложить мгновенные выплаты сотрудникам, чья работа отразилась на прибыли, – в противовес неопределенным условиям молодого стартапа. «Вы видите, что результаты вашей работы реально используют на рынке, и максимально быстро претворяете свои идеи в жизнь», – комментирует директор по персоналу Citadel.

Руководство квантового фонда Point72 позволяет сотрудникам брать столько отпусков, сколько им нужно. Лондонский фонд Aspect Capital выставляет тележку с пивом по пятницам. Two Sigma мотивирует новых сотрудников соревнованиями по кодингу Hacker Lab (аналог популярного в Кремниевой долине ночного хакатона).

«Рекрутеры используют и персонализированные подарки. Например, уроки гольфа или ужин с основателем фонда, который приглашает кандидата. Мы называем это love bomb», – говорит Борис Эпштейн, сооснователь рекрутингового агентства BINC Inc в Кремниевой долине.

Кванты и разработчики программного обеспечения часто смеются над подобными методами. В конце концов, речь идет о выборе, который им нужно сделать, – ежедневно заниматься наукой или зарабатывать деньги.

Наука vs деньги

Нина Куклисова, 27-летняя сотрудница квантового подразделения крупной финансовой организации, говорит, что получает от трех до пяти предложений в неделю от инвестиционных и технологических компаний. Она занимается рисками и не находится в активном поиске, но потенциально готова перейти в технологический сектор. С другой стороны, ее останавливает негативный опыт друзей: «Они работали над новыми проектами, которые никогда так и не были запущены. Мы же в основном пытаемся предотвратить следующий финансовый кризис».

По словам рекрутеров, кандидат с докторской степенью сразу после защиты может получать в хедж-фонде $100 тысяч плюс бонус в 50-100% [годового оклада] минимум. Выпускники элитных заведений могут увеличить эту сумму в три-четыре раза. Большой соблазн заключается в том, что талантливый разработчик в хедж-фонде может зарабатывать миллионы.

Технологичные компании, в частности, стартапы, часто предлагают долю в бизнесе. Такое предложение может быть очень заманчивым, но одновременно непредсказуемым и рискованным для выпускника. «Это гонка вооружений. Чем больше вы вкладываете, тем больше у вас шансов на успех», – говорит директор по инвестициям Stenham Asset Management.

Чтобы быть конкурентоспособными, хедж-фонды вынуждены делать немыслимые ранее вещи. Например, публиковать в открытом доступе часть собственного кода. Так, Man Group сделала доступной базу с накопленной историей по сделкам. Причина: потенциальные кванты и разработчики программного обеспечения чаще выбирают науку и прозрачные технологические компании, а не закрытые «секретные» хедж-фонды.

Даже новые офисы хедж-фонды открывают поближе к местам скопления талантливых специалистов. Лондонский квантовый фонд Winton Group, под управлением которого больше $30 млрд, открыл в прошлом году новый офис в финансовом округе Сан-Франциско, где разместил команду квантов, работающих с самообучающимися системами и искусственным интеллектом. Руководитель отдела анализа данных офиса – бывший технический инженер Netflix и сооснователь калифорнийского стартапа, занимающегося геймплеем в видеоиграх.

Наконец, на какие еще уловки могут пойти хедж-фонды, но не стартапы: по словам близкого к фонду человека, в этом году Citadel подарит сотрудникам билеты на чикагскую и нью-йоркскую постановки мюзикла «Гамильтон» (цена за билет от $400 и может превышать $5 тысяч).

Источник: Financial One

Наши конференции:


Комментарии