Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

05.05.2017

Актуальная сегодня тема импортозамещения не обошла стороной и сектор программного обеспечения. В первую очередь от иностранных программных продуктов придется отказаться государственным компаниям. Вдохновятся ли этим примером коммерческие структуры — большой вопрос.

Разговоры о переходе госструктур на ПО российской разработки велись давно, однако стратегической задачей импортозамещение в этой сфере стало менее трех лет назад. Обострение отношений с западом и санкции в отношении российских компаний показали, что рассчитывать только на импорт неразумно. Определенную, однако отнюдь не решающую роль сыграло и резкое падение курса национальной валюты.

C начала 2016 года заработал Реестр отечественного ПО. Госорганы при проведении своих тематических закупок должны ориентироваться на этот реестр, отдавая предпочтение отечественному софту, либо отдельно обосновывать приобретение зарубежного ПО.

В конце марта 2016 года президент России Владимир Путин на совещании с членами правительства заявил, что госкомпаниям нужно отказаться от иностранного программного обеспечения в течение года.

Однако благие пожелания столкнулись с реальностью. Уже через полгода пресс-секретарь президента Дмитрий Песков выразился значительно осторожнее. По мнению представителя Кремля, заменить импортное программное обеспечение на отечественное можно, но только в том случае, если это не приведет к снижению производительности и эффективности — в тех сферах, где «софт продвинут в адекватной степени, где он сопоставим с зарубежными аналогами», — заметил Песков.

«Далеко не во всех сегментах у нас есть решения, которые могут конкурировать с западными, и потребуется от трех до семи лет, чтобы эти решения появились», — поясняет генеральный директор компании «СКБ Контур» Дмитрий Мраморов.

Выигрышный вариант?

По ряду параметров отечественное ПО уже сегодня выигрывает у импортного. Среди таковых — цена, адаптация под российские условия и хорошая техническая поддержка.

«Если говорить об отечественном ПО, то у него есть ряд несомненных преимуществ. А именно: доступность по цене, адаптированность под российские условия и наличие технической поддержки», — отмечает руководитель направления корпоративных проектов компании ООО «Софт Сервис Групп» из Хабаровска Константин Елин.

«Основная причина стремления отказаться от импорта — защита интересов государства. Все разговоры о «переходе на свое» касаются исключительно госструктур. Тогда как коммерческие компании и индивидуальные пользователи вольны выбирать те решения, которые им больше подходят, и я не думаю, что бизнес насильно кто-то заставит переходить на российские разработки», — говорит директор по развитию бизнеса ГК «Акцент» Евгений Макаров.

«Для государственных структур, в связи с нестабильными международными отношениями и санкциями, стала критичной независимость от иностранных поставщиков ПО. Не радуют и скачки курса доллара, из-за которых невозможна оптимизация затрат на ПО. Но для бизнеса важна оптимизация расходов, если аналогичное ПО можно приобрести за разумные средства, то и коммерческий заказчик начинает предпочитать отечественный продукт, — полагает руководитель отдела по работе с производителями группы компаний «Компьютеры и сети» Игорь Дорохин (Новосибирск).

«Есть направления, где отечественные разработчики, такие как «1С», «Лаборатория Касперского», «Аскон», «Битрикс», — в лидерах. Но надо понимать, что бюджеты мировых лидеров ПО значительно превышают отечественные. Поэтому сделать софт не хуже мировых стандартов по всем направлениям объективно не получится», — полагает генеральный директор компании «Юманс» из Владивостока Владимир Медведев.

«На сегодняшний день одна из главных тенденций в ИТ — борьба за безопасность. В условиях постоянных кибератак компаниям важно надежно хранить свою информацию. Например, в случае разработки сайтов важно, на какой платформе будет находиться сайт, насколько она отвечает требованиям безопасности. Поэтому наша компания разрабатывает сайты исключительно на отечественной CMS («1С-Битрикс»), которая соответствует этим требованиям. Кроме того, этот программный комплекс полностью русскоязычный, разработчики системы понимают наши потребности, наш менталитет, им проще объяснить и понять, что хочет клиент», — говорит Леонид Лисенко, генеральный директор ГК «Адвантика» из Хабаровского края.

«Чтобы разработать новый процессор для компьютера или программное обеспечение, необходимо время. Нужны деньги, специалисты, а самое главное — понимание, для чего производятся данные продукты, кто и в каком количестве их будет потреблять. Государство: «Даешь отечественное!» — но при этом весьма туманно представляет, чего же оно хочет на самом деле. Какой вменяемый предприниматель будет строить свой бизнес при таких вводных?» — задается вопросом директор корпоративного отдела компании «Навиком» Евгений Никищенко.

Неполный список

К тому же не во всех сегментах рынка software сейчас можно найти хорошие альтернативы импортным платным программам. Лучше всего, пожалуй, ситуация в области программных продуктов по обеспечению информационной безопасности.

«Уже сегодня мы имеем достойное ПО — вполне на мировом уровне или даже лучше. Прежде всего, антивирусные продукты от «Лаборатории Касперского». Или бухгалтерские продукты от «1С». Наша компания успешно продает и внедряет российские решения от «ИнфоТекс», Positivе Technologies, — говорит Евгений Макаров. — Пока, в силу исторических причин, не просматривается жизнеспособная альтернатива, например, офисному пакету от Microsoft. Российские продукты разработаны, тот же «МойОфис», есть и открытые офисные пакеты. Но удобство, технологии, уровень интеграции классических продуктов от Microsoft остаются на более высоком уровне.

«Допустим, крупный бизнес для реализации каких-нибудь бизнес-процессов покупает себе серверное оборудование от HP или Cisco. Кроме оборудования покупаются софт и техническая поддержка, обеспечивающая безотказную работу оборудования. Будет ли кто-нибудь экспериментировать и ставить альтернативу российского производства? Вряд ли, возникают очень большие риски. А вот если секретарю вместо Microsoft Office поставить отечественный «МойОфис» или свободное ПО, то это вполне приемлемая альтернатива, потому что секретарь в большей степени использует MS Office только для набора текста», — полагает Евгений Никищенко.

«Сегодня наши разработчики могут предложить достаточно широкую линейку программных продуктов. Многие, с многолетним опытом работы, производят конкурентный продукт, который уже давно поставляется на иностранный рынок. При этом стоимость разработки значительно ниже, чем за границей. Примеров много. Это и программы для работы с текстом, как «МойОфис», с видео — Movavi, безопасные операционные системы «Астра Линукс», «Альт Линукс», МСВС, комплексы для защиты системы от таких компаний, как «Лаборатория Касперского» и InfoWatch, программы САПР: «Компас» от «Аскона», NanoCAD от «Нанософта», T-FLEX CAD от “Топ Систем”», — рассказывает Игорь Дорохин.

Но цена, как ни странно, не играет первостепенной роли.

«По нашему опыту, среди крупных и средних компаний при внедрении нового ПО вопрос его стоимости редко имеет первостепенное значение. Главное — эффективность, интересы и выгоды бизнеса. На стоимость ПО чаще обращает внимание только очень мелкий бизнес, потребности которого крайне скромны», — отмечает Константин Елин.

«Ценообразование для ПО весьма своеобразно. Иностранные компании не повышают цены на свои продукты пропорционально курсу доллара, поэтому падение рубля не оказало решающего влияния на этот рынок», — говорит Евгений Макаров.

Государство, со своей стороны, ориентируется на развитие собственных разработчиков программного обеспечения и предпринимает шаги для стимулирования спроса на отечественный софт. Создан реестр Минсвязи, где зарегистрировано отечественное ПО, и всем государственным учреждениям рекомендовано производить закупку данного софта. Также разработан правительственный план перехода на отечественное ПО, где его процентное соотношение должно увеличиваться по отношению к зарубежному. Но в оценке эффективности предпринимаемых мер мнения разнятся.

«Для программ, включенных в реестр, введены преференции в тендерных конкурсах, что должно сказаться на увеличении процента закупок российского софта, — отмечает г-н Дорохин. — С другой стороны, во многих компаниях и государственных структурах ПО иностранных производителей уже давно внедрено, поэтому переход на отечественный софт может быть очень затратным», — полагает Дорохин.

«Чтобы перспективы были, чиновникам надо доводить начатое до результата и отвечать за свои слова. Три года назад наш министр информатизации Никифоров ездил в Китай и договаривался о продвижении китайского серверного оборудования на российском рынке как альтернативы серверам американского производства. У себя в твиттере он писал: «Договорились расширить поставки китайских серверов, систем хранения и другой продукции в Россию и российского программного обеспечения в Китай». И где эти серверы и СХД, попробуйте спросить у него? А еще он заявлял тогда же: «Мы готовим комплекс мер, чтобы шаг за шагом, год за годом поддержать развитие и становление целой отрасли импортозамещающего ПО. Это небыстрый путь, который займет три года». Три года прошли, и где оно? И кто ответит за это? Разговоров, твитов и постов в соцсетях об импортозамещении в сфере ПО очень много, но реальных дел — мало. Не хватает и поддержки со стороны государства. И, на мой взгляд, в ближайшее время ничего не изменится: денег нет», — сокрушается Евгений Никищенко.

На местном уровне и вовсе тишина. Региональные органы власти не торопятся проявлять инициативу. В официальных программах развития ИТ-сектора, принятых администрациями субъектов Дальнего Востока, нет ровно ничего о переходе на «свой продукт».

«Вопрос и в спросе. Невыгодно производить товар, который будет иметь ограниченный спрос. Например, чтобы производить высокотехнологичные товары, необходимы дорогие станки с числовым программным управлением. Для этих станков производители пишут специализированный софт, сопоставимый по стоимости с самим станком. Работа программистов будет целесообразна, только если будет продано определенное количество станков с программным обеспечением. Я прочитал совсем недавно, что в России в 2016 году было произведено всего 200 станков с ЧПУ — на всю страну! При таком маленьком спросе кто будет вкладываться в разработку софта? Каждый дистрибутив оказывается буквально драгоценным», — говорит Евгений Никищенко.

«Государство много что пытается сделать: гранты, снижение НДФЛ для разработчиков, закупки отечественного ПО. Но меры эти половинчатые, если компания создала продукт достойный мирового рынка — разработчику по-прежнему выгоднее уехать», — отмечает Владимир Медведев.

«В целом перспективы у отечественного ПО есть, наличие локальной технической поддержки играет немаловажную роль. Но, увы, у нас пока все еще мало крупных компаний по разработке ПО. Например, у нас в России нет крупных разработчиков операционных систем, что объясняет низкое распространение отечественных ОС, — отметил Константин Елин. — В целом, я полагаю, стоит ввести на государственном уровне стандарты, привязанные не к конкретным программным продуктам, а к открытым технологиям, которые доступны для различных разработчиков. Нужна также поддержка отечественных программных продуктов на внутреннем и внешнем рынках.

Одна из проблем — недостаточная известность наших программных продуктов и большие маркетинговые возможности западных конкурентов. В итоге ИТ-специалистов по привычке выбирают среди хорошо известных западных премиальных брендов.

«Надо информировать людей. Поэтому мы часто проводим обучающие семинары и конференции в своем регионе, где рассказываем о преимуществах решений на основе российского ПО», — говорит Леонид Лисенко.

Кадровый вопрос

Каковы перспективы в этом процессе региональных, дальневосточных компаний? Если ПО-импортозамещение не окажется химерой, есть ли у них шанс поучаствовать в развитии этого рынка? Среди препятствий к этому представители компаний отмечают кадровые проблемы — недостаток квалифицированных специалистов. А профессионалы своего дела часто уезжают в Москву или за границу.

«В целом для разработки ПО не имеет значения, в какой точке мира ты находишься. Но надо собрать команду и обеспечить достойные условия труда. В чем-то это проще делать в регионах — так как программисты дешевле и, при равной зарплате с московскими коллегами, многие предпочтут оставаться «на местах». Я знаю две компании федерального уровня, которые уже решили открыть центры разработки во Владивостоке, воспользовавшись преимуществами налогового режима свободного порта.

На мой взгляд, мы имеем очень серьезную проблему, связанную с низким уровнем подготовки специалистов местными вузами. Качество образования падает, и с этим надо что-то делать, возможно — менять образовательные стандарты. Два года назад в Приморском крае была создана ИТ-ассоциация. Одна из целей сообщества — работа с кадрами в области ИТ, разработка предложений по улучшению подготовки специалистов. Надеемся увидеть результаты (улыбается)», — говорит Евгений Макаров.

«У нас в Новосибирске вы услышите жалобы о том, что сильные специалисты уезжают в Москву, Санкт-Петербург или Цюрих. С данной проблемой сталкиваются многие компании СФО и ДФО, заинтересованные в квалифицированных специалистах. Заинтересованность крупных компаний в развитии штатов специалистов в регионах тоже не всегда может гарантировать, что сотрудник не захочет большего и не уедет. Однозначного решения в этой ситуации нет. Можно предположить, что необходимо растить кадры внутри компаний и платить больше. Но и это не панацея», — говорит Игорь Дорохин.

«Кадровый голод налицо — отток программистов сказывается не лучшим образом. Заработки здесь гораздо меньше, чем в западной части России, работать сложнее, находить работу и развиваться в ней тоже труднее», — отметил Леонид Лисенко.

«Вопрос увязан с общим развитием Дальнего Востока. В основном местные ИТ-компании выполняют услуги для местного бизнеса, а на федеральный уровень выходят единицы. Будет развиваться регион — будут развитие и работа и у местных компаний», — полагает Владимир Медведев.

«Централизация имеет место, и мы от этого страдаем. Тут те же самые тенденции, что и в любом виде бизнеса. Увеличение зарплат и числа интересных проектов «на местах» позволило бы удержать кадры. Возможно, помогло бы обращение крупного бизнеса Дальнего Востока и госструктур к местным ИТ-компаниям», — говорит Кирилл Василенко из компании Arsenal Pay (Владивосток).

«Весь крупный бизнес давно имеет московское руководство и управляется оттуда. Там же определяется и формируется потребность в софте и в других ИТ-продуктах. Если «железо», обслуживание и ремонт мы еще можем продавать, то продать софт практически нереально, не выдерживаем конкуренции с московскими поставщиками. Остается мелкий бизнес, у которого и потребности мелкие. Я не вижу, как ситуация может измениться к лучшему. Перспектив для программистов здесь нет. Промышленного производства нет, научно-исследовательских институтов нет, конструкторских бюро нет. Только сфера услуг и розничная торговля, и где тут молодому программисту использовать полученные в институте знания?» —  полагает Евгений Никищенко.

«Увы, программистов в принципе мало, а по-настоящему хороших специалистов мало практически в любом секторе экономики. Да, это актуальная проблема. Что делать? Нужно создавать конкурентоспособные рабочие места, с хорошими условиями работы. Нужно стремиться работать напрямую с вузами и выращивать специалистов», — уверен Константин Елин.

Источник: ДВ Капитал


Комментарии