Закрыть [x]

Перейти на мобильную версию

Удалённая работа: что говорят исследования

18.04.2017

Работа вне офиса с развитием технологий становится всё популярнее. Численность удалённых работников только в Европе приблизилось к четверти. Международная организация труда недавно опубликовало исследование на эту тему, о выводах из которой вы узнаете далее.

Технологии против ограничений

Не везде можно использовать удаленную работу. Технологии «телеработы» или «мобильной работы» (аббревиатура T/ICTM), как её называют исследователи подходят для офисных работников, которые могут заменить личный контакт виртуальным. Есть страны, которые пока не смогли достичь должного уровня распространения быстрого интернета. Международная организация труда в большей мере изучала удаленную работу в развитых странах. В список вошли 15 государств. России в нём нет, но есть близкие к ней по уровню жизни Бразилия, Аргентина и Венгрия. Но выводы исследования вполне подойдут и для россиян.

Наиболее популярна «теле- мобильная работа» в Дании, Швеции, Нидерландах и Великобритании. В Европейском союзе в 2015 году удаленно работали около 17% сотрудников. Цифра не очень точная — кто-то работает удаленно только часть времени. Если считать за удаленную работу принятие и отправку электронных писем, а также телефонные звонки вне офиса, то цифра поднимется до 40% всех сотрудников (так посчитали в США и Японии). Однозначно одно — доля работающих удаленно в ближайшем будущем будет только расти.

Эффективность против порядка

Вопрос перехода на удаленную работу — сочетание эффективности, экономии и порядка. Удаленная работа вводится предприятиями, если она эффективнее «традиционной». При ней сотрудники меньше тратят времени и средств на перемещения, больше — на семью. График становится более гибким. Работники могут установить удобный баланс работы, отдыха и занятия бытом. Актуальная проблема экологии тоже принимается во внимании: меньше передвижений — меньше выхлопных выбросов.

Исследователи выявили половые различия в характере удаленной работы. Она более распространена среди мужчин. Женщины же при работе удалённо чаще мужчин находятся дома. Из этого делается вывод, что женщины балансируют работу и дела, связанные с семьёй. Причём делают это эффективнее мужчин при меньших затратах по времени.

Комфорт против стабильности

Но за удобство удаленные работники платят временем. Их рабочее время в общем длится дольше, чем у тех, кто работает непосредственно на предприятиях. Начало и конец рабочего дня чаще не имеют точного времени. Удаленные работники чаще трудятся по вечерам и выходным. Совмещение профессиональной деятельности с бытовой может вызывать конфликт. Они постоянно отнимают у друг друга время и неожиданно прерываются. Это связано с отсутствием так называемой границы управления.

Влияние на здоровье при этом остаётся неоднозначным и с физической, и с психологической точек зрения. Увеличение интенсивности и продолжительности работы негативно влияют на проблемы стресса и хороший сон. Исправить ситуацию могут формальности — чётко определенный рабочий день без переработок.

В целом исследователи неоднозначно оценивают влияние удаленности на сотрудников. Такая работа идёт с меньшими перерывами, большей самостоятельностью и экономией на поездках. Но размытие границы между работой и домом, а также увеличение фактического рабочего времени играют в минус.

Новизна против правил

Удаленная работа — относительно новая сфера. Формальные правила в развитых странах пока не до конца определяют ограничения, связанные с ней. Однако для государства распространение таких условий труда выгодно, особенно в период кризиса. Рабочий процесс становится непрерывным, а маломобильным гражданам — инвалидам, старикам, матерям — работа становится доступнее.

Пока главный источник регламентирования удаленной работы — формальные договоренности на уровне предприятий: работодатели согласуют с сотрудниками условия. Но в некоторых странах есть законы, которые встают на защиту работников. Во Франции действует право быть не онлайн в не рабочее время. В Германии, США и Франции продвигаются правила ограничения использования телефонных звонков и электронной почты, а в Бразилии и Нидерландах — требования компенсировать случайную «теле- мобильную работу».

Эксперты МОТ дали советы правительствам и работодателям, как уменьшить негативные эффекты распространения удаленной работы. Они, прежде всего, касаются заботы о здоровье работников. Упомянутые эффекты от «телеработы» нужно подробнее изучить, довести информацию о них до работодателей и внести соответствующую корректировку в законодательство. В контексте старения населения в развитых странах важно расширить удаленную работу на людей старшего поколения, маломобильных, беременных и сидящих дома с маленькими детьми.

Ситуация с удаленной работой в России

В России об удаленной работе сказано в Трудовом кодексе. Называется она в нём «дистанционной». По нему трудовой договор можно подписывать электронной подписью или через бумажную почту, без внесения записей в трудовую книжку. Остальные конкретные вопросы об организации труда таких работников перекладываются на трудовые договоры, то есть на работодателя и работника в рамках трудового права.

Исследования развития «телеработы» проводятся и в нашей стране. Например, в прошлом году Аналитический центр НАФИ выяснил, что около 22% российских предприятий имеют штатных сотрудников, которые частично или постоянно работают удаленно. Но в большинстве опрошенных организаций таких сотрудников не более 10%.

При этом доля использующих такой способ взаимодействия различается в зависимости от года основания предприятия. Чем оно «старше», тем меньше удаленных работников. Среди тех, которые основаны до 1990 года, организаций с удаленными сотрудниками 8%. В тех, что основаны после 2000 года — 24%. Они почти не планируют переводить сотрудников на «телеработу». По всем опрошенным Центром предприятий планирующих тоже немного — 16%.

В 2014 году по подсчётам J’son & Partners Consulting в России число удаленных работников составляло 2,5 миллиона человек. Они были в 40% предприятий 15 регионов страны, где опрашивались руководители. По версии исследования доля удаленных работников вырастет до 20% к 2020 году, а в год опроса составляла только 4%. Лидируют по этому показателю ретейл, телекоммуникации, промышленные, строительные и IT-компании. По конкретным специальностям — программисты, люди, поддерживающие клиентов, и дизайнеры.

J’son & Partners Consulting отмечает, что в 2014 году экономический эффект от дистанционной работы в России уже составлял 68 миллиардов рублей. Сюда входят экономии работников на передвижения, доступ к рабочему месту во время больничных, найм людей, физически находящихся в других регионах. Самая явная экономия — сокращение арендуемых офисных площадей. В качестве примера можно привести планы компании «Вымпелком» (бренд «Билайн»). До конца 2017 года она планирует перевести на частичную удаленную работу 50–70% сотрудников, что позволит отказаться от трети офисов.

Портрет российских фрилансеров

Изучался и российский рынок фрилансеров или самозанятых работников. Они в большинстве случаев тоже работают удаленно. Согласно исследованию ВШЭ, с 2009 по 2014 год средний возраст фрилансеров рос, как и число женатых и имеющих детей. Больше становилось женщин. В большинстве случаев фрилансерами были всё же мужчины, специалисты с высшим образованием, не имеющие детей и живущие в самых крупных городах России.

Около 40% опрошенных совмещали работу в штате организации с фрилансом. Но с каждым годом число «чистых» фрилансеров, которые таким способом имеют основной заработок, росло. Наибольший доход был в группе «предпринимателей» — имеющих своих наемных работников.

Исследователи сравнили провозглашаемые ценности российских фрилансеров и людей, работающих «традиционными» способами. Оказалось, что у самозанятых работников слабее выражена материалистическая мотивация, связанная с размером зарплаты, а также стремления к надёжному месту работы, большому отпуску и деятельности, вызывающей уважение у людей.

В целом в ближайшие десятилетия в мировой и российской экономике будет расти доля удаленных работников. Этому способствуют изменения и в технологиях, и в управленческой «философии».

Источник: ЙОД


Комментарии