Андрей Даниленко: «Надо сильно кого-нибудь наказать, чтобы был эффект»

20.05.2010

В понедельник на встрече с Владимиром Путиным вице-премьер Виктор Зубков заявил о том, что новый закон «О торговле» уже дал положительный эффект. О том, действительно ли начавший действовать в России с 1 февраля документ облегчил жизнь сельхозпроизводителям и нарушают ли торговые сети новые правила игры в продовольственной сфере, газете ВЗГЛЯД рассказал президент группы компаний «Русские Фермы» Андрей Даниленко.

Сегодня Виктор Зубков заявил о том, что закон «О торговле», начавший действовать в России с 1 февраля текущего года, уже дает положительный эффект. Вы как производитель с вице-премьером согласны?

Закон был принят в пользу производителей. И это колоссальный шаг вперед. Нам действительно сейчас стало легче вести переговорный процесс с торговыми сетями.

Другое дело, что ничего не стоит на месте в торговле. Сейчас ретейлеры дали задание юристам придумать творческие пути обхода действующих норм закона. Всегда есть промо-акции, мероприятия, которые добавляют затраты производителей.

Но при этом в целом нам легче стало в плане снижения маржи, которую закладывали сети. Вот посмотрите, сейчас закупочные цены на молоко увечились на 15−20%, но в рознице такого увеличения не произошло. Это означает, что произошло некоторое перераспределение.

Точно так же перерабатывающие предприятия сейчас производят продукцию намного дороже, чем в прошлом году.

А почему это происходит?

Потому что им также удается договориться с сетями о снижении маржи. В целом эффект есть. Вместе с тем пока что трудно говорить, работает ли закон или нет. Сейчас переходный период, должно пройти шесть месяцев. Поэтому стопроцентного эффекта мы сейчас не увидим. Результат будет только в конце года.

Сейчас можно говорить о психологическом эффекте. Власти сделали проблему публичной, торговым сетям показали, что жить, как раньше, уже не удастся, поэтому происходят определенные корректировки.

Например, сократились сроки выплат средств сельхозпроизводителям. Тех возвратов продукции, какие были раньше, уже нет.

Но о фактическом эффекте можно будет начинать говорить после 1 июля, когда последует административная ответственность за нарушения. Сейчас никто не наказывает, потому что установлен 6-месячный переходный период.

До принятия закона были опасения по поводу снижения объема товарооборота. Зубков заявил, что этого не произошло. А как на самом деле обстоят дела?

Наоборот, он увеличился. Мы не перешли на докризисный уровень товарооборота, но он существенно выше, чем в прошлом. Это связано с тем, что по потреблению продовольственных товаров наблюдается устойчивый рост.

Действительно ли закон «О торговле» полностью ликвидировал бонусную систему, либо это сейчас существует, но в другой какой-то форме?

Система бонусов просто перетекла из одной формы в другую. На сто процентов ликвидировать ее невозможно. Всегда существуют рекламные акции, спецмероприятия. Другой вопрос, что сейчас сложнее это осуществлять торговым сетям, что облегчает, в свою очередь, работу производителям.

Сократился ли срок возврата сельхозпроизводителям средств из торговых сетей?

Срок возврата действительно сократился, но, конечно, некоторые сети не перешли на этот формат. Надо пару раз сильно кого-нибудь наказать, чтобы был эффект. Вообще, в связи с тем, что сейчас переходный период, закон нарушают многие торговые сети. Поэтому мы поддерживаем инициативу Зубкова о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях. Должны быть не символические штрафы, а адекватные последствия за правонарушения. Ведь для огромной сети штраф в размере 500 тыс. рублей – это несущественно.


Полина Спелова

Взгляд

Ритейл: за что боролись - интервью с Виталием Подольским (экс-заместителем председателя совета директоров «Мосмарта») по поводу Закона о торговле

«Отмывание денег – это прежде всего недобросовестная конкуренция» - интервью с Виктором Зубковым 

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Комментарии