Рынок фармацевтики занялся радикальным самолечением

16.08.2016

2015 и 2016 годы можно назвать эпохой «очистки» лекарственного рынка. Правда, совсем не от того, от чего необходимо.

«В 2015 году оборот розничной торговли упал так, как не падал последние 45 лет», - констатировал генеральный директор DSM Group Сергей Шуляк, выступая перед участниками III Всероссийского конгресса «Право на лекарство».

Розничные рекорды ударили и по фармации. Самые доступные препараты стали исчезать из аптек. Жизненно важные лекарства не сходят с газетных страниц и новостных интернет сайтов, но исправно покидают фармацевтический рынок. До лучших времен. До исправления экономической ситуации. До того, как заработают совместимые с фармпроизводством механизмы ценового регулирования. И речь идет не только об отечественных медикаментах; импортеры тоже сокращают поставки.

Субсидий меньше – больше расходов у государственного бюджета

Вот и первый способ «очистки» лекарственного рынка. Назовем его «экономным». Почему в кавычках? На долю ЖНВЛП стоимостью менее 50 руб. за упаковку (то есть тех препаратов, которые первыми снимают с производства) приходится 7% рынка в денежном выражении. И более половины рынка – в натуральном!

Если предположить, что процесс вымывания недорогих, но жизненно важных никто не остановит, то, по оценкам аналитиков DSM Group, государству придется раскошелиться на 162 млрд руб. дополнительных расходов. Доля ЖНВЛП выше в тех сегментах рынка, где платит не пациент, а система здравоохранения.

«Импорта замещение» по-русски

Второй способ «очистки рынка» тоже можно назвать «экономным». Он отличается от первого лишь тем, что экономит не госбюджет (на поддержке для производителей ЖНВЛП и разработке новых методов ценового регулирования), а пациент (на лекарствах, которые ему прописал врач). Из-за роста цен все больше наших соотечественников выбирают препараты российского производства.

По данным исследования, недавно проведенного социологической маркетинговой компанией Nielsen, уже 52 % наших соотечественников признаются: когда нужно покупать лекарства без рецепта, мы выбираем отечественное. 49 % жителей нашей страны сегодня готовы позабыть о предписаниях врача, если стоимость фармпрепаратов окажется «неподъемной».

Медикаменты ощутимо дорожают; и это замечают 7 из 10 жителей нашей страны. Наши сограждане считают, что отечественные и зарубежные лекарства прибавляют в цене примерно одинаково: российские на 50%, заграничные на 54%.

Опасная экономия: «выигранные» копейки закрывают аптеки

71% наших соотечественников не жалеет времени, чтобы сэкономить даже незначительную сумму денег. Наш пациент стал сравнивать цены в Интернете. И остается верным своим вычислениям: среди участников исследования 91% выбирает лекарства там, где дешевле. Скидки, акции и карты лояльности россиян интересуют мало. Не столь важным фактором становится и местоположение аптеки. Силы и время жаль меньше, чем семейный бюджет: сегодня определяющий критерий для покупателя, пришедшего в аптеку, - цена и только она. А это значит, что стартует еще один механизм «очищения» рынка. Но снова не тот, который нужен пациенту.

«Сокращение расходов на лекарственные препараты – не самая популярная стратегия экономии: лишь один из пяти покупателей в России говорит о том, что стал экономить на лекарствах в связи с кризисом», - цитирует пресс-служба Nielsen руководителя группы исследования покупателей Nielsen в России Екатерину Петрову.

В 2015 году аналогичный опрос проводил Общероссийский народный фронт. Год назад импортное на отечественное меняли всего 39 % россиян (найти дженерик «нашего» производства удавалось 4 из 5). 34 % наших соотечественников и не думали об аналогах, а покупали все, что доктор прописал.

Когда границы мало что значат

Может быть, на цену фармпрепарата смотрит только российский покупатель? Увы, в этом отношении пациенты ведут себя одинаково. И совсем не важно, где они живут и лечатся, в США, в Швеции, в Италии.

«Исследования показывают: рост личных расходов граждан на медикаменты уменьшает использование лекарств. Это влияет на состояние здоровья тех, кто болен хронически. Свой результат – рост бюджетных расходов на госпитализацию – получает и государство. Когда поднимаются цены, более бедные люди ждут более тяжелого состояния, реже восполняют запасы и самостоятельно снижают дозировку. В Канаде рост соплатежей снизил потребление важнейших лекарств на 15-22 %, а количество неотложных госпитализаций и нежелательных явлений у пациентов «подскочило» сильнее. Экстренная нагрузка на стационары выросла на 78 %. А нежелательных реакций стало больше на 88%», - поясняет начальник учебного управления Северо-Западного государственного медицинского университета Святослав Плавинский.

Исследование, проведенное в Италии в 2014 году, еще раз подтвердило: на поведение пациента гражданство не влияет. Когда внедряются соплатежи, больные перестают быть дисциплинированными. И, в первую очередь, те, кто раньше выполнял все предписания врача.

А ведь расходы на медикаменты ложатся на плечи больного еще не полностью, а лишь частично.

Подобное происходит и с пациентами Швеции: когда государство поднимает соплатежи, граждане начинают меньше лечиться. Даже в случае эпилепсии. У шведов, страдающих этим заболеванием, приверженность лечению упала с 93-96 % до 91 %.

Казалось бы, немного, но со временем число экономящих на лекарствах растет в любой стране. Чем дольше цены растут или держат высокую планку, тем меньше пациентов соблюдают предписания докторов. Даже США, которые принято считать страной благополучной, теряют около $ 100 млрд в год из-за своих граждан, которые по тем или иным причинам не лечатся.

Лояльность к бренду – готовность платить больше. За то же самое!

Одной из главных причин сегодняшней «очистки» рынка стал один из главных драйверов его роста. А именно, реклама, призванная «сориентировать» пациента в «нужную» сторону. Как сообщает маркетинговый информационный центр, в I квартале 2016 года лекарства и биодобавки обогнали по медиабюджетам все остальные товары. Даже косметика – и та стала лишь третьей. А продукты питания вообще оказались четвертыми.

Маркетинг и продажи – это одна четверть стоимости лекарственного препарата – 25 % от цифры на ценнике. «Что такое лояльность к бренду? Это готовность платить больше за то же самое, - иронизирует заместитель генерального директора Иван Глушков. – В Германии мы уволили всех медицинских представителей, и продажи выросли. В России же штат наших медицинских представителей только растет. Если не продвигать свое лекарство всеми законными способами, то оно никому не будет нужно». Главное различие между немецким и российским рынком – система лекарственного возмещения. В одной из двух стран она уже давно действует.

Как распознать «фармацевтический мусор»?

Следующий способ «очистки» фармацевтического рынка совсем не похож на предыдущие. Речь идет об инвентаризации государственного реестра лекарственных средств – провести ее до 10 января 2017 года поручил президент России Владимир Путин. Глава государства призвал обратить внимание на лекарственные средства с недоказанной эффективностью и безопасностью. А также на те дженерики, которые когда-то оказались зарегистрированы без отчетов о доклинических и клинических исследованиях. Следующим этапом после инвентаризации должно стать собственно удаление сомнительных препаратов из реестра.

Очистить аптеку от всего неэффективного и небезопасного фармацевтическое сообщество предлагает давно. Еще летом 2011 года о лекарствах, которые не лечат, заявляли и эксперты, и представители государственных органов. Долю «фармацевтического мусора» оценивали как очень высокую – от 40 до 80 % всех препаратов, которые обращаются на отечественном рынке.

Вопрос только в том, как быстро обнаружить этот самый «мусор». Когда система фармаконадзора в стадии становления, выполнить задачу практически нереально. Именно поэтому в декабре 2015 года заместитель начальника Управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Надежда Шаравская предлагала начать «генеральную уборку» с самого простого. Распределить государственный реестр на две большие группы препаратов: лекарства, которые есть в аптеках и больницах, и лекарства, которые существуют лишь на бумаге.

Чем опасны «бумажные препараты»?

Препараты, прошедшие регистрацию и не вышедшие на рынок, тем не менее влияют на множество процессов в фармации. Чтобы быть зарегистрированным, лекарству необходима цена. Как только она появляется – она тут же становится ориентиром для своего сегмента. Если лекарство, которого нет, стоит слишком дорого, подорожают и остальные средства с тем же МНН. Если же все с точностью до наоборот, то ценовая планка для производителя аналога будет настолько невысока, что его продукция станет убыточной. А это вновь «экономные» способы «очистки» рынка.

Дорогие дженерики обрушивают спрос, дешевые дженерики обрушивают предложение. Препараты с недоказанной эффективностью и безопасностью обрушивают веру в медицину... И пациент опять же не лечится.

Вроде бы все логично: перестать бегать по замкнутому кругу и вернуться на правильный путь развития поможет «генеральная уборка» фармацевтического рынка. Вот только начинать нужно не с эффективности и безопасности, а с более простых вещей: удалить из государственного реестра те препараты, которые существуют лишь на бумаге. Тогда и инвентаризация на предмет «неубедительных» медикаментов станет возможной.

«Третий лишний» как защитник прав пациента

Есть мнение, что от «фармацевтического мусора» рынок начал «чистить себя сам». С каждым годом конкуренция среди фармпроизводителей все жестче и жестче. Предприятий, еще не внедривших правила GMP, все меньше и меньше. А времена, когда можно было зарегистрировать дженерик даже без исследований биоэквивалентности, кажется, уже стали историей.

И производитель оригинального препарата, и производитель дженерика готовят свою продукцию из одних и тех же субстанций. Различия в химическом составе инновационного и воспроизведенного встречаются все реже и реже.

А это значит, что стандартизировать можно хотя бы качество. «Мне кажется, постановление «третий лишний» – это, в первую очередь, защита прав пациента. Уже половина участников AIPM (60 из 30) создали производство на территории нашей страны, - замечает Иван Глушков. - Международные компании строго следят за тем, чтобы на всех их заводах соблюдали одни и те же стандарты качества».

Впрочем, правил GMP отрасль ждала многие годы. А ведь есть и другие правила надлежащей практики – например, те, что касаются клинических и доклинических исследований.

А пока – рынок «чистит» себя сам, как умеет. Не всегда с пользой для себя и пациента.

Узнать больше о последних тенденциях фармацевтической индустрии в России вы сможете на пятом форуме финансовых директоров фармацевтического бизнеса Пятый форум финансовых директоров фармацевтического бизнеса Pharma 2016, который пройдет 24-25 ноября в Москве.

Источник:«Московские аптеки»




ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Комментарии